среда, 20 марта 2019 г.

Из воспоминаний Веры Дмитриевны Титовой. Моя педагогическая работа перед первой мировой войной (1909-1915 гг.) (продолжение)


Елена Рогушкина - старший научный сотрудник отдела Истории Нового времени и ГИС ГМЗ "Ростовский кремль" продолжает публикацию воспоминаний Заслуженного учителя РСФСР и Почетного гражданина г. Ростова Веры Дмитриевны Титовой, которые хранятся в архиве Ростовского музея. Предыдущие публикации воспоминаний смотрите здесьздесьздесь и здесь.
(продолжение и окончание воспоминаний о педагогической работе перед первой мировой войной (1909-1915 гг.)
РЯМЗ КП-1656/15 Инв. № АД-704/21
Ф.330. Д. 21.
Культурный отдых (развлечения)
В городе существовало «Общество любителей искусств». Хотя многие его члены часто проводили вечера и даже ночи за карточными столами, но всё-таки оно способствовало культурному отдыху части ростовчан. Общество существовало на членские взносы; каждый член общества сам мог быть постоянным посетителем собраний, устраиваемых обществом, а также имели право на бесплатный вход его жена, дети, сёстры. У нас членом общества был старший брат, а мы, его сёстры, могли посещать бесплатно маскарады, ёлки, танцевальные вечера (спектакли были платные). Членами (Л. 24) «Общества любителей искусств» были торговцы (купцы), ремесленники, слушатели различных учреждений, врачи; рабочих не было; а потому рабочие очень редко присутствовали на вечерах. Это было большим минусом в работе общества. Но это вполне объяснимо в условиях буржуазно-монархического государства. Да, и сами рабочие как-то сторонились интеллигенции. Среди его сознательной части крепла и разрасталась в ширь и в глубь идея борьбы против буржуазии, против монархического строя.
    «Общество любителей искусств» занимало почти полностью помещение гостиницы Губичева (теперь кабинет партийного просвещения, редакция газеты «Путь к коммунизму» и другие учреждения). В зале против балкона имелась сцена; в других комнатах помещалась библиотека, читальный зал, буфет; несколько комнат было занято карточными столами. Летом общество переселялось в городской (Л. 24 об.) сад, в павильон, где теперь буфет и фотография. Там был читальный зал и комната для игры в карты. Зимой общество организовывало маскарады, ёлки для детей (и взрослых), танцевальные вечера. Особенно весело было в «святки» и в масленицу. В «святки» с 25-го декабря и по 7-ое января (ст. ст.) ежедневно были какие-нибудь мероприятия. Также оживлённо и весело проводилась и масленица (Последние три дня масленицы или, как тогда говорили «масляной недели» заполнялись вечерами).
Маскарады обставлялись очень красиво; в зале устанавливались киоски, в которых изящно одетые дамы продавали живые цветы, мороженное, минеральные воды, шоколад. Обычно организовывали на вечерах почту, продавались открытки, которые участники вечера посылали своим друзьям и знакомым, нередко с лёгким юмором, обличающим какой-либо недостаточно корректный поступок адресата. (Л. 25) Маски были в большинстве случаев в изящных костюмах. Много было шёлка, бархата, блестящих материалов. Были костюмы и на политические темы, о чём я уже писала. На маскараде много танцевали под оркестр военной музыки. Толпами ходили за интересными масками, особенно женскими, стараясь узнать, кто скрывается под чёрной маской. Лучшие костюмы премировались ценными подарками. Танцевальные вечера также проходили весело и непринуждённо. Нередко на эти вечера (и маскарады) приходили офицера. Конечно, не обходилось без мазурки, которую по просьбе присутствующих выполнял какой-нибудь офицер. Теперь, вспоминая исполнение офицером мазурки, я невольно представляю рассказ Л.Н. Толстого «После бала», но я думаю, что такого печального конца у нас не было.
Танцевальные вечера и маскарады часто продолжались до трёх часов ночи.
(Л. 25 об.)
Ёлка устраивалась для детей – членов общества. Выбиралось высокое густое дерево, помещалось в двухсветном зале. Красиво украшалось игрушками и электрическими лампочками. Дети танцевали и играли около ёлки. Танцами часто руководил учитель мужской гимназии А.И. Звонилкин. Ему помогала молодёжь города. По окончании ёлки раздавали детям подарки.
Особенно интересным и полезным развлечением было посещение мною спектаклей. При «Обществе любителей искусств» существовал драматический кружок. В нём принимали участи учителя А.И. Домбровский, А.М. Романов, А.И. Звонилкин, М.М. Покровская, Е.Р. Вин, Л.Н. Розова. Много участвовало служащих; муж и жена Миневрины (железнодорожники); муж и жена Золотовы (нотариус); Мещерская – служащая Земской управы; (Л. 26) Московцева М –портниха; Орешников – домовладелец и другие. Некоторые из наших артистов, Царьков, Андреев, Додонова, Кузнецова – стали кадровыми артистами и играли в Москве и других городах.
Драматическим кружком ставились спектакли, все артистыиграли хорошо. Из учителей особенно нужно отметить игру Домбровского (Хлестаков), Звонилкина (Слуга Хлестакова, Осип); Романова – в ролях влюблённого героя; неподражаемая игра Вин в роли старух. Вообще, все артисты играли слаженно и с большой любовью, а потому пользовались вниманием и уважением со стороны зрителей.
Мне запомнились следующие спектакли: Ревизор (Гоголь); Бедность не порок; Без вины виноватые (Островский). Также до сих пор помню постановку пьес: «Дети Ванюшина», «Вторая молодость», «Коварство и любовь». Спектакли нередко посещали и рабочие.
(Л. 26об.)
Иногда во время танцевальных вечеров драматический кружок ставил отрывки из опер. Например, А.И. Звонилкин прекрасно исполнял в соответствующем костюме и надлежащей обстановке арию Мельника из оперы Чайковского «Русалка» или арию Демона Рубинштейна из оперы того же названия.
Вот какой отдых имело возможность предоставлять «Общество любителей искусств», к сожалению, для небольшой части населения города Ростова.
В Ростов нередко приезжали артисты – гастролёры из Ярославля, Москвы и других городов и ставили интересные спектакли. Я старалась присутствовать на этих спектаклях. Навещала я изредка и Ярославский театр об одном посещении я писала впереди.
Устраивались в нашем городе студенческие вечера. Приезжали лицеисты из Ярославля, снимали помещение (Л. 27) у Губичева или зал в мужской гимназии, красочно оформляли: киоски с живыми цветами, фруктами, красивыми открытками и проч. Студенты, обычно, были в своих парадных костюмах: большинство в фирменных длинных сюртуках, в белых лайковых перчатках; были и проще одетые- в форменных тужурках. Молодые ростовчанки также одевали лучшие свои платья; преобладали светлые тона; много было девушек в белых платьях. Играл оркестр военной музыки, много танцевали, организовывались игры. Распорядитель вечера – студент с живым цветком и белым бантом на груди, прилагал все усилия и уменье организатора, чтобы всем было весело и приятно. Деньги, собранные за вечер, шли в помощь нуждающимся студентам, а потому они старались привлечь как можно больше желающих посещать их вечера.
К числу культурного зимнего отдыхав то время надо еще отнести катание на коньках. Каток устраивался в городском саду; по воскресеньям и праздничным дням играл (Л. 27об.) оркестр военной музыки. Некоторые юноши и девушки катались очень красиво. К сожалению, я каталась очень плохо, так как очень поздно, уже будучи учительницей, начала учиться кататься на коньках, а раньше не разрешал отец.
Не знаю, можно ли отнести к культурному отдыху «гулянье» по Покровской (теперь Ленинской) улице, а также катание на тройках в масленицу. «Гуляния» по Покровской улице проходили по воскресеньям и праздничным дням, а в святки и масленицу почти каждый день. «Гулянье» начиналось примерно часа в три, а кончалось часов в семь. Гуляющих набиралось много, ходили парами или по три человека в ряд, нередко наступая друг другу на ноги, причём одни шли в одну сторону по правой половине тротуара, затем шли обратно по левой стороне того же тротуара. Гуляли не по всей Покровской улице, а по первому ее кварталу. Так как я плохо каталась на коньках, то часто пользовалась прогулками по Покровской улице. В масленицу (Л. 28) прогулки по Покровской ходили на озеро смотреть, как «жгли масленицу». По всему берегу озера виднелись костры, тут было красиво и весело, особенно веселились неугомонные ребята.
Теперь о «катанье» на тройках. Катание происходило в последние три дня масленицы. Обычно «глава» семейства нанимал тройку у держателя лошадей (Красавина, Кракшина и др.) Дуга и лошади украшались яркими бумажными цветами и лентами. Возок-сани покрывались ковром или белой простыней с кружевами. В сани садились члены семьи, и взрослые и дети, а иногда одни ребята, и ехали по широкой мостовой, которая и тогда имелась на Покровской улице. Купцы выезжали на своих рысаках, стараясь перещеголять друг друга красотой лошадей и упряжки. Желающих кататься также собиралось очень много, ехали шагом. Если кому-нибудь хотелось прокатиться с «шиком», то надо было это сделать на другой улице.
Я только раза два пользовалась таким катанием. Один раз каталась, когда женился мой старший брат, я еще (Л. 28об.) была гимназисткой. Больше отец никогда не нанимал тройку, так как ему это было не по карману. В. В другой раз я каталась, когда была уже учительницей. Собралась группа молодёжи, и мы решили повеселиться и испытать, какое удовольствие даёт катание на тройках.
Мне хочется здесь кстати еще отметить одно развлечение жителей города Ростова, по-видимому укоренившееся с давних времён. В четверг на «масляной неделе» в центре города, где теперь улица Кооперации, молодые и пожилые ростовчане плотно вставали по обеим сторонам этой улицы, образуя, так называемые «столбы», а в середине по дороге ходили «молодые», женившиеся в только что прошедший мясоед (в период времени от праздника рождества до великого поста), а также те, которые поженились осенью и летом. Мужья одевались в лучшую зимнюю шубу; часто она была на лисьем меху и с большим меховым воротником. Молодые их жёны также надевали лучшие зимние одежды. Обычно, они надевали (Л. 29) бархатную ротонду на лисьем меху или на каком-нибудь дорогом меху. На ротонде был красивый соболий или куний воротник. На голове бархатная шапочка, опушённая мехом, или дорогой пуховый платок. Были, конечно, и проще одетые. В этот день много приезжало «молодых» из деревень, иногда за 30-40 вёрст. В нарядах деревенских молодожёнов встречались курьёзы: при тёплой шубе на голове иногда можно было видеть соломенные шляпы с яркими цветами. «Столбы» начинались с 10-ти часов утра и кончались часа в два. Я посещала эти «гулянья»: уж очень занятно было посмотреть разряженных молодожёнов.
Отдых и вместе пополнение знаний я еще получала, посещая лекции в мужской гимназии. Многие учителя гимназии на лето уезжали за границу; путешествовали по Италии, Франции, Турции и т.д. Осенью и зимой они проводили лекции по личным впечатлениям о зарубежных странах в сопровождении изображений посещённых объектов при помощи проекционного фонаря. Например, учитель географии (Л. 29об.) Пётр Захарович Чембулов, прочитал интересную лекцию об Италии, другой преподаватель рассказал о поездке в Турцию, именно о пребывании в Константинополе. Эти лекции нравились ростовчанам; большая аудитория можно сказать «ломилась» от желающих попасть на лекцию лекции были бесплатные). Я всегда присутствовала на этих лекциях. Было очень интересно слушать необычайно яркий рассказ об Италии человека, передававшего свои свежие, только что пережитые впечатления. Благодаря хорошему проекционному фонарю на полотне мы отчётливо видели Рим, вечный город, как тогда его называли; Венецию с ее каналами и гондолами; Неаполь; вблизи его Везувий, при извержении которого когда-то залило лавой и засыпало пеплом три города. Эта ужасная катастрофа изображена нашим художником Брюловым в картине «Последний день Помпеи». Я с большим вниманием рассматривала дворец Дожей, развалины Колизея, много красивых соборов, а также другие изумительные памятники искусства.
(Л. 30)
Культурный отдых летом выражался в прогулках в городском саду. Два-три раза в неделю играл оркестр военной музыки. Если зимой на катке оркестр играл больше танцы, то летом он часто выполнял арии из опер: Евгений Онегин, Пиковая Дама, Кармен, Свадьба Фигаро и до. Оркестром дирижировал Флаксерман, большой мастер своего дела. Многие любители музыки приходили в сад, чтобы послушать прекрасное исполнение оркестром музыкальных номеров. Тогда радио не было, а здесь можно было услышать музыку, как русских, так и зарубежных композиторов, и я внимательно слушала оркестр, стараясь вначале определить, из какой оперы выполняется то или иное музыкальное произведение.
Часто я вместе со своими подругами каталась на лодке по озеру Неро; ездили на остров; купалась я очень редко, так как я не умела плавать. Тогда в Ростове пляжей нигде не было; никто не лежал на солнце и не загорал, как это делают теперь. Наоборот, девушки старались (Л. 30об.) в течение лета сохранить лицо, шею и руки от загара, а потому днём гуляли под зонтом и в лёгких перчатках. Тогда своей небольшой компанией совершали пикники, но не уходили далеко от города. Уезжать, например, в Борисоглебские слободы или в Петровск на природу мне не разрешалось. На дачу наша семья никогда не ездила, так как мой отец (кустарь), имея пятерых детей, едва сводил концы с концами по содержанию семьи. Таким образом отдыхом на даче я в то время не пользовалась.
Сейчас многие учителя с учащимися или индивидуально в летние каникулы ездят с целью отдыха в различные города нашей необъятной Родины. В описываемое время это тоже практиковалось, но очень редко, и большей частию подлечиться.
Мне посчастливилось в 1911 г. проехать по Волге от Ярославля до Самары (Куйбышева) и обратно. Ездила я со своей коллегой Антониной Владимировной Богоявленской. Взяли билеты 2-го класса в двухместной каюте. Пароход (Л. 31) был не экскурсионный, а обычный, курсирующий по Волге. В то время пароходы ходили, так сказать, трёх видов: от Астрахани до Нижнего – Новгорода (теперь город Горький) ходили более мощные пароходы: от Нижнего - Новгорода до Ярославля –средние, а от Ярославля и выше – мелкие пароходы. Это объяснялось существовавшими перекатами по Волге, которые мешали судоходству.
В Нижнем – Новгороде мы пересели на другой пароход; это конечно, вызывало некоторые неудобства: пришлось нанимать носильщика для переноски вещей, привыкать к новым пассажирам на пароходе и т.д. На втором пароходе без особых приключений доехали до Самары. Это путешествие доставило мне большое удовольствие и отдых. До сих пор вспоминается, что меня поразил запах цветов и трав, который достигал палубы парохода с окрестных полей, лугов и лесов, раскинувшихся на берегах красавицы – Волги. Я всё время любовалась её живописными берегами, городами и сёлами, которые встречались (Л. 31об.) по пути следования парохода. Особенно меня поразили Жигулёвские горы. При виде их невольно вспоминались легенды и рассказы о Степане Разине и других борцах из народа, которые мечтали установить справедливость на Руси.
Тогда ни шлюз, ни морей не было; только весной Волга разливалась и затопляла большие пространства; иногда уносила склады леса, штабеля дров, стога сена, причиняя убытки предпринимателям и большое горе беднякам-крестьянам, которые жили зачастую в нужде.
Пароход, на котором мы ехали, останавливался в городах на три, на четыре часа для выгрузки и погрузки товаров. Мы успевали сходить в город, пройти по главным улицам, посмотреть памятники и некоторые исторические здания. В музеи за недостатком времени не ходили. Только в Нижнем – Новгороде были в музее, так как нам пришлось там быть до вечера. В Казани мы целой компанией с парохода поехали в город на трамвае. Город находился в семи верстах (Л. 32) от пристани. Пока мы ехали, нас «занесла» пыль, которая влетала в открытые окна вагона. Это особенно быстро мы почувствовали после прекрасного чистого воздуха на пароходе. В Казани мы осмотрели зубчатые стены Кремля, башню Сомбеки, памятник Державину.
В Самаре мы переночевали в гостинице. Вечером я и Антонина Владимировна ходили в Струковский сад. Сад очень большой, спускался к самой Волге, много было цветов. Этот город был в то время «тихий», чисто «дворянский» так нам объяснили старожилы города.
За время пути образовалась очень интересная компания пассажиров. Хочу отметить, что многие наши спутники по одному взгляду определяли, что мы народные учителя, говоря, что в нас, учителях, есть какой-то особый отпечаток профессии, и отпечаток неплохой. В числе остроумных спутников был один служащий контрольной палаты из Баку. Он много рассказывал весёлых случаев из своей жизни, где (Л. 32об.) нужно было проявить ловкость и находчивость; мы от души смеялись над способами, благодаря которым он смог выйти из этих критических положений. Другой пассажир, любитель русской старины, много рассказывал из истории городов, мимо которых мы проезжали. Я заслушивалась его интересными сообщениями.
Эта поездка по Волге дала мне много впечатлений, обогатила знаниями, которыми впоследствии я делилась с учащимися.
Хороший отдых получишь во время прогулки по Волге!

Воспоминания о 1-м Всероссийском съезде по вопросам народного образования.
С 22-го декабря по 3-е января 1914 года (ст.ст.) в Петербурге происходил съезд по народному образованию.
На Всероссийском съезде от города Ростова делегатами были: Иван Дмитриевич Кукушкин, (Л. 33) Мария Николаевна Сперанская и я. Кто был от Ростовского уезда – не помню. Я и М.Н Сперанская остановились у знакомой слушательницы ВЖК – Тамары Ивановны Фёдоровской (Романовой). На съезде была организована богатая по тому времени выставка наглядных пособий. Выставка организована была существовавшими тогда издательствами (Сытин) и торгующими организациями.
Заседания происходили по секциям: русская, украинская, белорусская и др. Также были и пленарные заседания. Мы, конечно, принимали участие в работе секции великорусской.
В некоторые дни настроение было подавленное. В кулуарах шёпотом передавали, что съезд, пожалуй, распустят, так как в некоторый секциях выставили требование вести преподавания в школах на родном языке. Тогда же царское правительство старалось внедрить в школах русский язык. Произносились горячие речи о недопустимости такого положения: каждая народность (Л. 33об.) должна уметь читать и писать на материнском языке. Организаторы съезда охладили пылкие головы выступавших ораторов и даже, как будто, запретили некоторым участвовать в работе съезда. Съезд закончился «благополучно», и были выработаны резолюции.
На съезде принимались и обсуждались самые жгучие вопросы того времени по народному образованию. Вопрос об обязательности начального обучения; об охране детского труда в связи с обязательностью обучения, о совместном обучении в начальной школе, о трудовом воспитании, о дисциплине, о горячих завтраках для детей, о медицинской помощи школьникам, о построении новых школ и т. д. Также обсуждались вопросы методического характера: об эффективных методах обучения чтению и письму, о преподавании арифметики. Ставился вопрос об изучении истории, географии, естествознания, в начальной школе. Учителя выступали с очень яркими речами. Страстно (Л. 34) выступали по вопросу крайне низкого развития просвещения в России, особенно среди так называемых «инородцев».
Горячие, убедительные речи, высказанные вопросу о преподавании на родном языке, отразились в резолюции. Было признано необходимым в местностях с «инородческим» населением вести преподавание на родном (материнском) языке, а также было признано свободное пользование родной речью и родной литературой как для школьного, так и внешкольного и дошкольного воспитания и обучения. Обязательное изучение русского языка должно проводиться с третьего года обучения.
Много вопросов обсудили на съезде, что видно из резолюций, но большинство постановлений так и остались на бумаге.
Для делегатов съезда было организовано культурное обслуживание, но недостаточное. Была экскурсия в Государственный музей – тогда назывался Музей Александра Третьего.
(Л. 34 об.)
Для народных учителей выступал Ф.И. Шаляпин. Но билеты на концерт надо было доставать каждому учителю самостоятельно: не было организовано продажи билетов канцелярией съезда. Образовалась такая давка в очереди, что я не могла дойти до кассы, меня сжали со всех сторон, и я со слезами, едва живая, вырвалась из очереди. «Счастливцы», которые сумели достать билеты с восхищением рассказывали о концерте.
Была организована поездка на Иматру в Финляндию. Иматра произвела на меня сильное впечатление. Кругом сильный мороз, все ели засыпаны пушистым снегом, а вода бурлит, вздымается белая пена, идёт пар. Зрелище очень красивое и, пожалуй, манящее. Говорили. Что были случаи, когда туристы бросались в Иматру.
На обратном пути нам разрешили в Выборге (Л. 35) посетить одну начальную школу. Там учились одни девочки. Мы были на уроке физкультуры. Все движения проделывались девочками под руководством учительницы очень слаженно и ритмично. Так как у нас в начальных школах мало обращалось внимание на физическое воспитание детей, и уроков физкультуры не было, то эти красивые вольные движения учащихся произвели на нас большое впечатление.

Заслуженная учительница школы РСФСР
В. Титова
31/X – 1964 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Первитино. Потрудились во славу Божью.

   Однажды по окончанию богослужения благочинный приходов Петровского округа иерей Алексий Пакин обратился к прихожанам Петропавловского х...