воскресенье, 13 января 2019 г.

Из воспоминаний Веры Дмитриевны Титовой. Моя педагогическая работа перед первой мировой войной (1909-1915 гг.)

Фотография из альбома Николая Александровича Бычкова, датирована 15 мая 1919 г.
Елена Рогушкина - старший научный сотрудник отдела Истории Нового времени и ГИС ГМЗ "Ростовский кремль" продолжает публикацию воспоминаний Заслуженного учителя РСФСР и Почетного гражданина г. Ростова Веры Дмитриевны Титовой, которые хранятся в архиве Ростовского музея. Предыдущие публикации воспоминаний смотрите здесь и здесь.

РЯМЗ. КП-1656/15 Инв. № АД-704/21. Ф. 330, Д. 21.
(Л. 2)
Среднее образование я получила в Ростовской Мариинской женской гимназии. В 1906/07 учебном году я окончила 7-й класс с золотой медалью. В 8-м педагогическом классе мною были взяты два специальных предмета – литература и математика. По окончании 1907/08 учебного года получила звание домашней наставницы, как тогда полагалось по Уставу восьмых классов женских гимназий.
Уже на школьной скамье я мечтала быть учительницей. И вот моё желание начинало осуществляться. С сентября месяца 1908 года по разрешению инспектора народных училищ В.С. Преображенского, я и моя подруга М.Н. Сперанская, стали посещать уроки одной из лучших учительниц г. Ростова, Варвары Павловны Маклаковой. Она проявляла большое педагогическое мастерство в обучении детей процессу чтения, письма и счёта. (Л. 2об.) Даже маленькие ребята-первоклассники у нее прекрасно считали. Отношение к учащимся со стороны Варвары Павловны было ласковое, материнское. Иногда она поручала нам провести с группой мальчиков небольшую работу. Например, прочитать ту или другую статью в учебнике или написать несколько строчек, и всегда предупреждала, что надо быть терпеливыми в работе с учащимися, но настойчиво добиваться правильного чтения и красивого письма. Я старалась усвоить все хорошие приёмы обучения и воспитания детей, позднее использовала в своей практической работе. В начале февраля месяца 1909-го года мне было предложено временно заменить заболевшую учительницу в селе Вощажниково (в 30 километрах от города Ростова) в министерском двухклассном училище. Я дала своё согласие и поехала. Заведующим школой был Константин Антонович Соловьёв; он всё время вёл первый (Л. 3) класс; другой учитель Александр Власьевич Беляев в тот год занимался в 3-м и 5-м классах, а мне пришлось работать во 2-м и 4-м классах. Учащиеся (мальчики и девочки) этих классов, да и других были достаточно дисциплинированы и заниматься там мне нравилось.
Отчётливо помню первый урок в 4-м классе (2-му классу была дана заведующим школой самостоятельная работа). Перед тем, как войти в класс, я очень волновалась, меня сопровождал Константин Антонович. Он коротко познакомил учащихся с новой учительницей и вышел из класса. На меня смотрели двадцать пар пытливых глаз. Я скоро избавилась от своего смущения и довольно удачно провела вступительную беседу о предстоящей работе, об интересах учащихся и их желаниях. Занималась я здесь до конца учебного года. Скоро я подружилась с небольшим коллективом учителей в школе. Нередко К.А. Соловьёв, его жена Шура, А.В. Беляев и я совершали прогулки по селу, а (Л. 3 об.) главным образом гуляли в саду помещика Шереметева (село Вощажниково принадлежало раньше Шереметеву, там был сад, который охранялся сторожем, он нам разрешал посещать сад). Часто мы гуляли вечером в ближайшей к селу роще и слушали пение соловьёв. Такого чудесного пения я больше никогда и нигде не слушала. Радовало меня там и хорошее отношение ко мне ребят.
В 1909/10-м учебном году я занималась в г. Ростове в начальной школе имени Мальгиной (иначе называлось Покровское училище). В этой школе, как и в сельских школах, обучение было совместное. Обычно в ней работала одна из дочерей Ольги Дмитриевны Мальгиной, а именно Елена Ивановна, а еще учительница, назначаемая инспектором народных училищ. Елена Ивановна решила съездить в Иерусалим поклониться «гробу господню». Мальгины пригласили меня заняться в их школе. Таким образом в 1909/10 учебном году я стала заниматься в Мальгинской школе. (Л. 4) Другой учительницей в ней в то время была Е.А. Криушина. В этой школе учились дети очень бедных родителей, живущих на окраине города Ростова и в ближайших деревнях, Ребята были мало дисциплинированные. Многие из них особенно мальчики, отличались какой-то озлобленностью. Вероятно, от той нужды, которая их окружала с самого раннего детства. Припоминаю такой случай. Ко мне на урок пришёл инспектор Народных училищ. Я вызвала к доске мальчика Зеленкова. Он с трудом, нехотя, вышел из-за парты, подошёл к доске, повернулся к ней вплотную лицом, а к классу спиной, что-то пальцем ковырял на доске и не сказал не слова на все мои вопросы. Пришлось посадить на место и вызвать нового ученика. Инспектор после урока в беседе со мной отметил большое терпение к первому вызванному мальчику и своевременное приглашение другого ученика, которое было необходимо, чтобы (Л. 4об.) не сорвать урок и выполнить весь намеченный план. Он также указал, что, имея дело с такими «трудными» детьми, надо постараться всеми возможными мерами заинтересовать учащихся и вызвать у них желание учиться. Я и Екатерина Александровна старались доходчиво строить уроки; с отстающими вели занятия дополнительно.
В школе на средства Мальгиных были организованы для детей (и учителей) горячие завтраки, чего не было ни в одной начальной школе города. Завтраки были хороши: жареное мясо, разного рода каши, молоко, белый хлеб и т.д. Готовила техническая служащая школы. Некоторых, особенно нуждающихся учащихся, Мальгины снабжали одеждой и обувью.
Наконец, в 1910 году я стала штатной учительницей министерского двухклассного женского училища в городе Ростове. Тут я работала с 1-го сентября 1910 года по 1-е сентября 1915-го года – до поступления на Высшие женские (Л. 5) курсы в Петрограде (Бестужевские курсы). В 1910 – 1911-м учебном я вела 4-ый класс; в 1911 – 12-м учебном году вела 5-ый класс, выпустила его; учащиеся на экзамене показали весьма хорошие успехи, за что я получила от Ростовского Уездного Училищного Совета благодарность, которая у меня хранится до настоящего времени. В 1912 – 13-м учебном году занималась со вторым классом, так как первый класс у нас всё время вела очень пожилая (заслуженная) учительница – Александра Гавриловна Климатинская. В 1913-14-м учебном году вела 3-й класс; в 1914 – 15-м году занималась в 4-м классе. Сделать второй выпуск не удалось, так как я уехала учиться. (В это время мои родственники, зять и сестра, переехали жить в Петроград, и мне представлялась возможность бесплатной квартиры в Петрограде, чем я и воспользовалась, хотя время было очень трудное: шла война с Германией).
В то время в двухклассном училище, кроме меня, были (Л. 5об.) следующие преподаватели: Александра Гавриловна Климатинская – заведующая школой, Антонина Владимировна Богоявленская, Софья Петровна Иванова, Екатерина Ивановна Рудинская, Людмила Владимировна Петрова – учительница рукоделья, священник Константин Спасский, учитель пения Иван Николаевич Пивоваров.
Программа в двухклассном училище по русскому языку и литературе, математике, истории, географии, биологии была довольно обширная, а потому учитель этой школы должен быть всесторонне развитым, и кроме того должен был уметь передать учащимся в доступной форме материал программы. На уроках русского языка кроме грамматики и синтаксиса изучали некоторые произведения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Крылова и др. Изучение биографий 4-х – 5-ти писателей (и поэтов) требовалось обязательно. По арифметике изучали дроби, пропорции, пропорциональное деление, проценты. По геометрии был (Л. 6) введён пропедевтический курс. Природоведение изучалось по книгам Трояновского, по географии был учебник – Сергей Меч; по истории тоже был учебник – Баранов. Каждый класс в Ростове вёл отдельный учитель; таким образом приходилось вести все предметы, кроме закона божьего, рукоделия, пения. Девочки, окончившие двухклассное училище, в большинстве случаев поступали в четвёртый класс гимназии: у них получалась выгода в сроке обучения на один год.
Я с самых первых дней полюбила своё дело – дело народного образования. Недаром я проработала на ниве народного просвещения 44 года (После Высших курсов я работала с 1919-го года учителем средней школы в качестве преподавателя математики и частично физики).
Вдумчиво готовясь к каждому уроку, я в доходчивой форме излагала перед учащимися сведения по литературе, истории, географии, биологии, требуемые программой (Л. 6об.) двуклассных училищ. Но особенно любила я уроки арифметики, и учащимся старалась привить желание серьёзного ее изучения. Однажды ко мне на урок пришёл инспектор Народных училищ, Николай Иванович Поспелов. Был урок арифметики. Помню даже и сейчас какая была тема: «Разностное и кратное сравнение чисел». Объяснив разницу в том и в другом сравнении и подкрепив соответствующими примерами, взятыми из жизни, я обратилась к классу и попросила самих учащихся придумать примеры и объяснить их решение. Поднялся целый лес рук. Затем материал был закреплён решением нескольких примеров учащимися, вызываемыми мною к доске. Наконец, была дана небольшая самостоятельная работа. Весь урок прошёл живо, я бы сказала увлекательно. Инспектор в беседе со мной отметил, что урок проведён блестяще (так он выразился). Если так интересно проводятся Вами, сказал, уроки литературы (Л. 7) и других предметов, то дело обучения здесь в надёжных руках. Я постараюсь побывать у вас на уроке литературы. На урок литературы Николаю Ивановичу не удалось придти.
Во время занятий в двухклассном училище я не только хотела видеть учащихся грамотными, но я желала, чтобы они были по возможности образованными, развитыми, знающими свой край, природу, окружающую их. С этой целью я совершала с учащимися исторические экскурсии: в краеведческий музей (Белую Палату – как тогда называли); в деревянный церковь Иоанна Богослова; в Варницкий монастырь, где был колодец с солёной водой. Часто мною проводились экскурсии в лес, в поле, на луг. Везде мы собирали растения, знакомились с породами деревьев и кустарников, определяли возраст деревьев, изучали вредителей и т.д. Растения, собранные во время экскурсий, приносили в школу, определяли по книжечке Маевского, расправляли и вкладывали в большие листы промокательной (Л. 7об.) бумаги (которую я специально купила для этой цели). Таким путем мы засушивали травы и цветы. Кроме материала, принесенного с экскурсий, я давала индивидуальные задания отдельным девочкам собирать растения в городском саду, по обочинам канав и т.п. Особенно часто я прибегала к индивидуальному сбору появляющихся трав весной, причём требовала, чтобы весенние растения вырывали с «корнем» ножичком, так как у весенних растений имеются в земле «клубеньки» (гусиный лук) корневища (чистяк, ветреница), благодаря которым растения весной питаются. Ранней весной почва еще холодна, и питательных соков растение не может доставать из земли. В результате двухлетней такой работы у нас составился довольно полный гербарий весенней флоры г. Ростова и его ближайших окрестностей. Гербарий «Весенняя флора» у меня хранится до сих пор. Правда, он недостаточно правильно оформлен: не везде есть «паспорт» растения. Моим гербарием пользовался во время краткосрочных учительских курсов в 1912 году на своих лекциях Н.С. Цыпленков.
(Л. 8)
Экскурсии по г. Ростову и его окрестностям назывались «ближними» экскурсиями. О таких экскурсиях я сделала доклад (50 лет назад) на конференции учителей города Ростова в 1913-м году. Этот доклад был напечатан в отчете о данной конференции. К докладу напечатано приложение: краткие сочинения двух учениц об экскурсии в лес: Жизняковой и Малозёмовой.
Иногда наша школа делала и дальние экскурсии. Я за четыре года работы в двухклассном училище совершила с учащимися только один раз дальнюю экскурсию: в Троице-Сергеевский посад (теперь Загорск).
Нужно отметить, что 1910-1915-ые годы были годами некоторого подъема в деле народного просвещения, по крайней мере начального. Всё это делалось благодаря прогрессивно-настроенным деятелям народного образования. Ростовское земство и Городская дума много работали по улучшению (Л. 8 об.) начального образования в Ростовском уезде и в городе Ростове.
В начале 1912-го года Земством, совместно с городской Управой, было создан II-ой съезд учащих Ростовского уезда и города Ростова (Первый съезд был в 1910-м году, но я на нём не присутствовала и у меня нет никаких материалов).
Ко II-му съезду готовилась как его организаторы, так и учителя. Городские и сельские учителя группами (3-4 человека) или индивидуально готовили доклады. Доклады были на самые разнообразные темы: об экскурсиях учащихся; основной подбор книг для ученической библиотеки, о народных чтениях; о санитарных состояниях школ; о горячих завтраках; о вопросе объяснительного чтения в начальной школе; при каких условиях возможно установления четырехгодичного курса в однокомплектной школе; четырех курс в начальной школе. Были рассмотрены и другие вопросы.
(Л. 9)
Ведя занятия в министерском двухклассном училище, я очень часто на уроках пользовалась наглядными пособиями, имевшимися в школе и приготовленными мной, а потому инспектор Народных училищ, Н.И. Поспелов, предложил мне написать докладна тему: «Наглядный метод обучения». Я написала довольно обстоятельный доклад на эту тему. Он был написан в отчете о II-м съезде учителей Ростовского уезда и города Ростова.
На съезде издательством Сытина и другими существовавшими тогда издательствами была организована очень большая и интересная выставка наглядных пособий. На выставке были пособия по изучению биологии, а именно, для изучения птиц; для изучения насекомых – их коллекции. Были выставлены картины по истории, географии; таблицы по русскому (Л. 9об.) языку, арифметике. По географии имелись еще возможные карты, глобусы и проч.
Во время II-го съезда учащих Ростовского уезда и города Ростова инспектором Народных училищ был Поспелов Николай Иванович. Он был очень серьёзным и вдумчивым инспектором. Почти все доклады, составленные молодыми учителями, он просмотрел лично и дал соответствующие указания.
Съезд разрешил много насущных вопросов работы в начальной школе.
В 1912-м году в городе Ростове с 4-го по 26-ое июня (ст.ст.) были организованы по постановлению Ростовского Уездного Земского Собрания краткосрочные педагогические курсы. Слушателями этих курсов были все учителя начальных школ уезда, а также учителя города Ростова.
Курсы были необходимы. Тогда многие школы везде стали двухкомплектными, т.е. в каждой такой школе (Л. 10) было четыре отделения и два учителя. Много было вопросов в работе школ. При 4-х летнем обучении повысилась программа; надо было многое разъяснить и уточнить. Например, какие предлагать учащимся письменные работы: изложения, описания по картинке, сочинение. В каком объёме изучать обыкновенные и десятичные дроби; об элементах геометрии, как изучать природу.
Я была очень рада организации этих курсов, и аккуратно посещала их. Мною был выпущен 5-ый класс в двухклассном училище, и мне предстояло в 1912-13-м учебном году вести 2-ой класс (первый класс, как я уже говорила, у нас всегда вела А.Г. Климатинская). Надо было подготовится, чтобы работать с малышами, и курсы оказали мне большую помощь. Я внимательно слушала все лекции, присутствовала на уроках курсовой школы.
Курсы были обставлены хорошо, существовала курсовая (Л. 10об.) школа с четырьмя отделениями. Заведующим школы был Л.М. Покровский (Парты для учащихся стояли внизу в большой аудитории, где проводились и лекции для учителей. Обычно, занятия в этой школе проводил методист одновременно с двумя отделениями).
Для чтения лекций и проведения практических работ были приглашены специалисты (методисты).
По педагогике был приглашен М.А. Дроздов, директор Ярославского Учительского Института. Он прочитал 20 лекций. По русскому языку – П.А. Афонасьев, преподаватель Ярославского Учительского Института. Занятиям по русскому языку было отведено 45 часов; из них 15 примерных уроков в курсовой школе; на разбор уроков было употреблено 9 часов; 19 часов было посвящено беседам; слушательницами было дано в курсовой школе два урока.
По арифметике был приглашен Н.Ю. Кислицын, преподаватель Московской Практической Академии коммерческих наук. (Л. 11) На занятия по арифметике было отведено на курсах 30 часов. Бесед было 12; уроков руководителя 7; уроков слушателей и слушательниц 4; разборов уроков 7. По природоведению – Н.С. Цыпленков, преподаватель Алферовской Учительской Семинарии. Природоведению было посвящено 33 часа, не считая практических вечерних занятий с отдельными группами. Примерных уроков было дано 11; бесед 17 и 5 часов было отведено на разбор уроков.
Во время курсов при участии преподавателей М.А. Дроздова, П.А. Афонасьева и Н.В. Цыплёнкова было проведено несколько экскурсий естественно-исторического характера. А 17-го июня при участии руководителей и председателя Земской Управы С.М. Леонтьева, совершили загородную прогулку-экскурсию в древнюю деревянную церковь Иоанна Богослова.
(Л. 11 об.)
Курсы проходили очень слаженно, четко. Приглашенные преподаватели были большими специалистами каждый в своём предмете. Установились простые дружественные взаимоотношения между лекторами и слушателями. Настроение у большинства учителей было приподнятое. Собираясь на лекции, на практические работы и лекторы, и слушатели представляли как бы большую, дружную семью, где можно было свободно поговорить о своих затруднениях в школьной работе, а также поделиться своими удачными приёмами обучения детей.
Все методисты произвели на меня большое впечатление своими глубокими познаниями. Михаил Алексеевич Дроздов в лекциях и беседах главной целью ставя осветить с психологической точки зрения основные положения общей педагогики и дидактики. (Л. 12) Петр Анисимович Афонасьев изложил некоторые данные из языковедения. Он считает лучшим методом обучения грамоте американский, но этот метод требует более продолжительный курс начальной школы, поэтому П.А. рекомендует наряду с общепринятыми систематическими и звуковым методом частично пользоваться приемами американского метода. ПО вопросу о письменном изложении мыслей учащимися лектор указал, что они должны быть поставлены в тесную связь с развитием устрой речи. Останавливая своё внимание на постановке объяснительного чтения, он предупреждает от излишних объяснений со стороны учителя при чтении художественных произведений. П.А. Афонасьев был противником изгнания хрестоматий из начальной школы, что тогда выдвигалось некоторыми педагогами, требующими проводить чтение целых, законченных художественных произведений.
(Л. 12 об.)
Лектор по арифметике, Николай Юрьевич Кислицын настойчиво проводил в своих беседах и на практических занятиях в курсовой школе принцип наглядности и жизненности при изучении этого предмета. Лучшими предметами он считает те, которые приготовлены своим учителем и учащимися. Содержание задач первоначально должно быть связано с теми представлениями, которые дети имеют из дошкольной жизни. Отрицательно относится лектор к задачникам, рекомендующим решать задачи по типам. Здесь вместо сознательного отношения к решению задач получается шаблон. Устному счёту лектор придаёт большое значение.
Николай Степанович Цыпленков, излагая вопрос о преподавании природоведения, указал на важное его значение, (Л. 13) как учебного предмета в общеобразовательной школе. Он разобрал различные методы преподавания природоведения и выразил мнение, что изучать какие-либо явления надо не оторвано, а в связи с жизнью окружающей природы. Лектор обратил внимание на то, что существующие хрестоматии имеют недостатки в расположении материала. Здесь учителю надо много поработать по перестановке материала из одного года обучения в другой.
Из лекторов мне особенно хочется отметить Н.С. Цыпленкова. Он обладал очень большими знаниями в области биологии. Экскурсии с ним были чрезвычайно интересны. Он на память без всяких справочников и определителей знал названия всех встречающихся растений и насекомых; увлекательно рассказывал о их жизни, о их приспособлениях, какими растения и (Л. 13об.) насекомые пользуются, чтобы сохранить себя от холода, от вредителей и проч. Благодаря его влиянию я очень увлеклась изучением живой природы. Еще более стала совершать экскурсий с учащимися в природу и продолжала составлять гербарий «Весенняя флора». Когда в 1915-м году я решила поступить на Высшие курсы, то долго колебалась, на какой факультет поступить: естественно-математический или математико-физический. Перевес всё-таки оказался на более раннем увлечении – математикой. Н.С. Цыпленков, когда выдавал мне справку для поступления на курсы, был весьма огорчён, узнав, что я не буду изучать биологию. «Из вас вышел бы хороший биолог» - добавил он.
Курсы, хотя и были краткосрочные, но они внесли большую уверенность в школьной работе для большинства учителей; (Л. 14) внесли бодрость и разнообразие в методы преподавания.
В целях лучшего развития устной и письменной речи учащихся учителя, после беседы на курсах с руководителем по русскому языку, стали еще больше пользоваться для классных работ художественными открытками с картин русских художников (Богдан Бельский, Левитан и др.). В сельских школах, а особенно в районных музеях были «наборы» таких открыток. Например, «Устный счет», «Свидание», «Тройка» и др. Учителя предлагали учащимся по этим открыткам написать сочинения. Я также пользовалась открытками. Иногда я предлагала каждому учащемуся выбрать из предложенной мною серии открыток ту, которая больше нравилась.
В то время для чтения были введены книги Вахтерова. (Л. 14об.) Они содержали очень большой материал по русской истории, географии, биологии, но художественно-литературного материала было недостаточно. Чтобы восполнить этот пробел, некоторые учителя прибегали к такому приёму: покупали на средства школы, а чаще на свои собственные средства, серии небольших рассказов в отдельных книжках (Толстого, Тургенева, Чехова и др.), раздавали по одному экземпляру на парту и читали этот рассказ, затем предлагалось учащимся передать его содержание, составляли план к рассказу, иногда писали сочинение. Я, работая в министерском училище, пользовалась этим методом. До настоящего времени у меня сохранились некоторые «наборы» книг.
1. Д.И. Мамин-Сибиряк. Кара-Ханум. 18 экз.
2. Л.Н. Толстой. Бог правду видит, да не скоро скажет. 18 экз.
3. Вячеслав Фаусек. Леший. 17 экз.
4. А.П. Смирнов. Пожарный. 16 экз.
5. Иванович. Степан Ёжик. 10 экз.
(Л. 15)
Среди учителей, как теперь, так и тогда, много было таких, которые не только хотели научить своих учащихся грамоте, но старались привить им любовь к чтению. С этой целью многие учителя во внеурочное время проводили чтения с проэкционным фонарём.
Это мероприятия часто применялось в нашей школе всеми учителями. Большим удовольствием для детей были чтения с «туманными картинками». И вот мы старались доставить учащимся это удовольствие. Оборудовали комнату (во 2 этаже, прямо против лестницы). Там был поставлен проэкционный фонарь, на стене белое полотно, для учащихся низенькие скамейки. Учитель заранее готовился к чтению подбирая картинки по порядку; выпуская некоторые подробности в рассказе и т.д. Приготовленный рассказ читался учителем по частям и демонстрировался соответствующими диапозитивами. (Л. 15об.) Учащимся нашей школы очень нравились эти чтения. Иногда мы чтение и демонстрацию картин проводили вместо урока литературы (в 4-м и 5-м классах), а чаще оставались после уроков или собирались вечером, так как в течение урока трудно было уложиться, хотя рассказы брали небольшие, Толстого, Мамина-Сибиряка, Григоровича, Тургенева и др.
Я уже писала, что тогда, несмотря на царский режим было заметно некоторое оживление в деле народного образования. Я с большим удовольствием вспоминаю одно событие, которое выпало намою долю: я была делегатом на 1-ом Всероссийском съезде по вопросам народного образования от 22-го декабря 1913-го года по 3-е января 1914-го года (ст. ст.). Краткое изложение работы съезда мои личные впечатления см. дальше.
Продолжение следует…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Из воспоминаний Веры Дмитриевны Титовой. О работе в средней школе № 1 им. В.И. Ленина с 1917 по 1936 гг.

Групповой снимок коллектива преподавателей Ростовской школы - Девятилетки". 1928 г. ГМЗРК.  КП-1631/5 ФТ-3808 Елена Рогушкина -...