среда, 25 декабря 2013 г.

Общества трезвости (из истории нашего края)

Как известно, общества трезвости — это не изобретение наших дней. Они существовали и в прошлом. О деятельности дореволюционного общества трезвости в Борисоглебских слободах местная газета уже рассказывала. Но, по-моему, ни разу не сообщалось о состоянии с такими обществами в целом по тем селам и деревням, что сейчас в ходят в Борисоглебский района.
Наиболее массовым было общество прихода Троице-Борского храма. Оно к 1911 году насчитывало 2342 человека. Именовалось общество Михаило-Архангельским. Оно возникло 6 марта 1901 года.




Однако раньше всех возникло Вонифатьевское общество в селе Вощажникове — 25 ноября 1898 года. При основании в нем было лишь 78 членов, через двадцать с небольшим лет — уже 810.
Образованное 3 марта 1904 года общество трезвости в селе Гоергиевском на Лехоти к 1911 году с 56 человек увеличилось до 225. В селе Никольском на Бою при возникновении (6 декабря 1903 года) было 135 членов, в 1911 — 156, в Давыдове (10 октября 1902 года) общество начало существование с 39 членов, к 1911 году уменьшилось до 35. Общество трезвости села Никольского на Пенье возникло 19 мая 1910 года при 12 членах.
Кроме обществ трезвости существовали такие образования, как участковые попечительства народной трезвости. Они имелись в приходах сел Савинское и погоста Рождественского на Ворсме. Практиковалась и частная запись «в трезвенники» у местных священников в приходах сел Высокова и Переславцева и Рождественского на Ворсме погоста.
Безусловно, отличались от нынешних обрядность тогдашних обществ трезвости, принципы их существования.
Действовали общества на основе правил или уставов, которые составлялись в самом обществе или заимствовались у подобных формирований. Возникали общества при приходских церквах, инициатором организации обществ был священник.
Торжественно проходило вступление в члены общества. Прием осуществлялся в церкви, в присутствии священника и прихожан. В иных обществах прием проходил «по нарочито для сего составленному особому церковному чину», в иных — ограничивался «обетом или заявлением вступающих не употреблять ничего опьяняющего».
При вступлении кандидатов спрашивали — будут ли они «соблюдать полное воздержание от спиртных напитков», Они выслушивали наставление священника «о гибельности пьянства», о том, как им следует вести себя «после данного Богу обета». Затем читалась молитва «о ниспослании Божией помощи в благом начинании».
И лишь после этого вступающий перед святынями — крестом, евангелием или иконой – давать обет или делал заявление об «искренном желании не употреблять в течение известного срока ничего опьяняющего».
Фамилию давшего обет заносили в членскую книгу, там указывали звание, возраст, семейное положение, место жительства. В некоторых обществах вступившие получали членский билет или книжку.
«Известный срок», на который давали обет воздержания вступившие в общество, означал от одного месяца до трех и более лет.
Если же член общества нарушал обет — на первый раз ему делалось увещевание. Если же это повторялось далее — следовало исключение из общества навсегда или «с правом быть принятым снова, если принесет сердечное и истинное покаяние».
Члены общества безвозмездно снабжались всевозможными брошюрами религиозно-нравственного содержания.
Среди обязанностей членов общества было «воздействуя примером своей трезвой жизни, приглашать к такому воздержанию и других». Если член общества был домохозяином — он обязан был не допускать пьянства в своем доме, нельзя было угощать в своих домах хмельным знакомых.
В церквах, при которых существовали общества трезвости, по праздникам совершалось «молебное пение об утверждении членов в трезвости…».
Возглавлял каждое общество совет из трех или менее членов, Священники были в этих советах или председателями, или непременными членами. Созывались также общие собрания членов.
Общества вели пропаганду среди народа. Для этого устраивались при местных школах по праздникам «чтения со световыми картинками», Некоторые общества имели библиотеки-читальни. Так. в Борисоглебских слободах на базаре в феврале 1903 года была открыта уличная библиотека-читальня. Библиотека общества села Георгиевского на Лехоти состояла из шести отделов. Открывались при библиотеках чайные, там людям предлагалось «проводить свое свободное время вместо вина за чаем и чтением книг и газет или за игрою в домино и шашки». В иных обществах насаждался, кстати, обычай подавать нищим не деньгами, а ярлыками, по которым в таких чайных выдавались «чай и закуска».
Практиковались обществами паломничества в монастыри, проводились «литературно-вокальные бесплатные вечера для народа». Важно заметить, что одним из видов времяпровождения для жителей сел и деревень было участие в церковных хорах, что общества трезвости тоже поощряли.
Проводили общества для пропаганды своих идей бесплатную раздачу брошюр. Никола-Бойское общество, к примеру, раздавало книжки и листки против пьянства 6 декабря (в годовщину основания общества), 9 мая в храмовый праздник, и перед масленицей — в мясопустную неделю.
Материальную основу существования обществ составляли, во-первых, взносы членов, во-вторых, добровольные их пожертвования, пожизненные членские взносы, в-третьих, пожертвования по подписным листам, кружечные сборы. К примеру, Михаило-Архангельское общество для кружечных сборов имело не только кружку в волостном правлении, но и две кружки в магазинах Петербурга, принадлежавших выходцам из Борисоглебских слобод и остававшихся борисоглебскими прихожанами.
Отличившиеся в деле пропаганды трезвости, делавшие материальные пожертвования удостаивались звания «друзей трезвости» или почетных членов общества, о чем выдавались свидетельства.
Материальные пожертвования в общества делали не только частные лица. Например, Ростовский Комитет Попечительства о народной трезвости ежегодно давал Вощажниковскому обществу по 100 рублей.
Некоторые общества организовывали наблюдение за выполнение питейными заведениями сроков открытия и закрытия в праздники, запрета продавать спиртное малолетним и нетрезвым, недопущения тайной торговли спиртным.
Как очевидно, нынешние общества трезвости очень отличаются от аналогичных образований начала века. Отличие это — и в светском характере нынешних обществ, и в отсутствии у них сколько-нибудь значительной материальной базы, в бюрократической организации, заставляющей членов «первичек» кормить своими взносами армию чиновников. А самое главное — в камерности работы. Конечно, одно дело, когда священник — духовный глава, исповедник, духовный судья всего прихода — во время проповеди обращается с призывом отказаться от пьянства к своей пастве, и совсем другое — когда немногие члены первичной организации ВДОБТ собираются время от время для чаепития и дружеского разговора, уверяя друг друга в отвращении к спиртному.
Л. Мельник. Опубликовано: Борисоглебская районная газета «Новое время», 17 марта 1990.

1 комментарий:

  1. Общества трезвости - это, конечно, хорошо. Но, в организации и деятельности оных не обходилось без казусов. К сожалению, не помню, о каком приходе Ярославской епархии начала XX в шла речь в "Ярославских епархиальных ведомостях". Было образовано общество трезвости под руководством священника, и большинство крестьян-прихожан вступило в него. Но вот один "не сдержался" и аккурат на Масленицу "принял не мало", а ведь на следующий день - начало Великого поста. Ну и опохмелился... Нарушителю был сделан выговор, а в качестве "материального", крестьянин должен был поставить обществу ведро водки. Вот так))

    ОтветитьУдалить

Кустарная промышленность села Великого в XIX в.

Гуменюк А.Г.,  Муравьев Н.В. Помещичье предпринимательство Первым крупным предприятием в Великосельской вотчине стала бумажная...