вторник, 16 июля 2019 г.

У Ёлкина: «И стар, и млад»


Июль. В русской литературе это время нередко описывается как знойное. В жизни оно наполнено солнцем, полевыми работами, походами в лес. Признаться, и мы в «Доме крестьянина Ёлкина» не ждали наплыва гостей, ведь лагеря в школах закончились, в садиках отыграли выпускные. Но есть в нашем поселке учреждение, что не дает скучать ни старым, ни малым. Центр «Лада» всегда рада собрать у себя активных людей, на время каникул организовать досуг детям. С «Ладой» мы старые друзья и когда встал вопрос о досуге они обратились в «Дом Ёлкина».
С детской группой мы уже успели побыть в роли археологов и выяснить, откуда и как в музеях появляются старинные вещи. Ребята узнали, что правильно выкопанная вещь способна рассказать ученому очень многое, и что есть вещи, которые не выкапывали, а принесли владельцы, и в любом случае всем вещам требуется осмотр врача – реставратора. Другая встреча была посвящена историческому танцу и воспитанникам «Лады» пришлось серьезно пошевелиться. Ребята выясняли, может ли танец быть источником исторических знаний, а доказав, что может, задумались о том, что подумают наши потомки о нас, глядя на наши современные танцы. Выводы были не утешительными.
Взрослые же посетители знакомились с работами ярославской художницы Е.А. Рукавишниковой. Отметили, каким разноплановым она была человеком. А сегодня мы вместе гуляли по исторической части нашего поселка и вместе вспоминали нашу историю.
Юлия Байкина, научный сотрудник
музея «Дом крестьянина Елкина»

воскресенье, 14 июля 2019 г.

Освящение часовни Иоанна Предтечи при въезде в Петровск


В день посёлка Петровск состоялось освящение часовни Иоанна Предтечи при въезде в Петровск. Авторами и исполнителями идеи строительства часовни у федеральной трассы стали Александр Балашов и Денис Кукушкин. Три года они занимались осуществлением этого проекта.
Теперь каждый проезжающий по трассе может остановиться перед нашим посёлком, отдохнуть и помолиться в часовне о себе, своих родных, о спокойной поездке. По рассказу Дениса и Александра, они решили воздвигнуть часовню на этом месте, увидев, что в Вологодской области такое явление широко распространено.
Освятил часовню благочинный приходов Петровского округа, настоятель Петропавловского храма Петровска иерей Алексий Пакин. В освящении приняли участие руководители района, посёлка, областные и местные депутаты, местные жители.
Михаил Попов

«Играй, гармонь любимая!»


13 июля 2019 г. Борисоглебский ансамбль «Слобода», занимающийся в студии «Играй, гармонь!» музея «Дом крестьянина Елкина», принял участие в народном празднике «Играй, гармонь любимая», который проводился в рамках празднования 90-летия Междуреченского муниципального района и Межрайонного фестиваля народного творчества «Песни над Сухоной». Мероприятие проходило в селе Шуйское Вологодской области.
На центральной площади собрались зрители и артисты из Москвы, Ярославля и разных уголков Вологодской области. Среди них были гармонисты, с которыми мы уже встречались на Борисоглебской земле, в музее «Дом крестьянина Ёлкина». Многие изъявили желание вновь побывать у нас в гостях, кто-то приедет впервые. Так что нас ждут новые интересные концерты «Играй, гармонь!» и новые исполнители живой музыки, народной песни.
Наш коллектив в составе Елены Лапиной, Елены Самариной, Веры Кручиной и Ольги Суворовой представил на фестивале уже известные и полюбившиеся зрителям песни: «Гармонист», «Рябиновые бусы», «Крапива-лебеда», «Дорога», «Пожелания». Прозвучали и сольные песни в исполнении Ольги Суворовой и Ларисы Ежовой. Аккомпанировал, как и всегда, руководитель ансамбля и студии «Играй, гармонь!» гармонист Анатолий Смирнов.
В заключение праздника наш творческий коллектив получил дипломы и памятные подарки. Каждое мероприятие, связанное с гармонью, - событие! Радует, что благодаря поездкам круг знакомств расширяется, и жители нашего района могут принять участие в этих замечательных концертах. Именно принять участие, так как атмосфера этих мероприятий располагает к совместному исполнению частушек и многих известных песен.
Хочется выразить признательность директору музея-заповедника «Ростовский кремль» Н.С. Каровской и заведующему музеем «Дом крестьянина Елкина» А.Г. Морозову за то, что наш коллектив имеет возможность принимать гостей со всей России, а участники студии «Играй, гармонь!»  выезжать за пределы нашей области и участвовать в фестивалях и концертах разных уровней.
Анатолий Смирнов, Ольга Суворова

суббота, 13 июля 2019 г.

Контракты аренды и субаренды митрополичьего сада Ростовского архиерейского дома в маклерских книгах Ростова конца XVIII – начала XIX в.


Садам Ростовского кремля, в частности истории «Григорьевского сада» ныне называемого «Митрополичьим», обоснованию проекта его реконструкции, реализованного музеем-заповедником в начале XXI в., посвящены основательные работы российского историка А.Г. Мельника.
В маклерских книгах Ростова указанного периода отложилось несколько контрактов, связанных с митрополичьим садом. Некоторые факты, детали, содержащиеся в данных контрактах могут дополнить его историю.
Наиболее ранний из подобных документов, контракт аренды сада, датирован 1 апреля 1789 г. Именно в эти годы архиерейская кафедра была переведена из Ростова в Ярославль. Контракт заключили Спасо-Ярославского Его преосвященства дома эконом, игумен Порфирий и ростовский купец Иван Васильев Заиков.
Текст документа изложен от имени Ивана Заикова. Ростовский купец взял в «кортому» - аренду, состоящий в Ростовском Его Преосвященства доме, при Григорьевской церкви сад. Данный сад определенно охарактеризован – что именно в нем имелось. Во-первых, зелень. Так могли отметить лекарственные и душистые травы. Во-вторых, плодовитые деревья, ниже мы увидим, что это яблони. В третьих - оранжерея, которая могла быть отапливаемым дровяной печью сооружением из стекла и дерева для выращивания фруктов. В четвертых – оконницы, стеклянные парники для выгонки рассады, ранних овощей, например зеленого лука. Кроме того, упомянуты три палатки, находившиеся под трапезной, в подклете Григорьевской церкви. Контракт был заключен сроком на шесть лет, начиная с 1 апреля 1789 г.
Ниже изложены основные условия, которые купец Иван Заиков обязался выполнять. Деревья, растущие в саду, в пересадке которых была необходимость, следовало вырывать и пересаживать в другие места того же сада «со всякою бережливостью». Для себя и посторонним людям вырывать и продавать из сада плодовые деревья строго запрещалось.
При приезде митрополита из Ярославля в Ростов арендатор был обязан предоставлять к его столу, «сколько будет потребно», зелени, очевидно, трав и овощей. Также, в пользу архиерея, арендатор должен был в упомянутом саду насеять трав: три гряды ромашки. Указывается, что, такая ромашка уже росла в других местах сада. Ромашка аптечная – довольно распространенное лекарственное растение. В момент ее созревания арендатору необходимо было собрать с нее «цвет», высушить и перевязав в пучки поставлять в архиерейский дом.
Следующее условие содержит разрешение для арендатора, по благословению Его Преосвященства, выкапывать из сада, «что перед покоями», объеденные яблони, которые могли дать плоды. То есть, плодовый, яблоневый сад на главном дворе архиерейского дома, перед митрополичьими покоями, существовал и в конце XVIII в. Упомянутые порченные яблони купец Заиков мог, с разрешения архиерея, вырыв, пересадить в вышеозначенный Григорьевский сад для собрания плодов.
В одной из трех, упомянутых под церковью Григория Богослова палаток, арендатору дозволялось сделать печь, «как оранжерею». Можно лишь предположить, что такая оранжерея могла быть устроена в западном подклете церкви, довольно хорошо освещенном окнами, выходящими на юг. Кроме того, это свидетельство, что оранжерея являлась отапливаемым печью помещением. Купец устраивал данную печь за свой счет, из своего собственного кирпича. Топить ее необходимо было, соблюдая все меры осторожности. В противном случае, при возникновении пожара, арендатор обязывался возместить архиерею все убытки за свой счет.
Здесь же содержится строгий запрет арендатору сдавать в наем, субаренду, упомянутые палатки под церковью Григория Богослова любым посторонним людям. Использовать палатки можно было с одной целью: «для поклажи собираемых с того сада» плодов.
В заключении, речь идет об арендной плате: 80 рублей в год. Выплата данной суммы Заикову была разбита по полугодиям. Первая половина выплачивалась к 1 апреля, то есть была приурочена к дате заключения контракта. Вторая половина – к 1 октября. Срыв сроков выплаты аренды не предусматривался.
Ниже следуют подписи сторон. При чем, ростовский купец Иван Васильев Заиков был неграмотным. По его просьбе контракт подписал, выступив за него поручителем, купец 2-й гильдии города Ярославля Василий Борисов Соболев.
4 августа 1789 г. вышерассмотренный контракт был явлен в Ростове экономом, игуменом Порфирием у маклерских дел и записан в книгу под №37. маклером Алексеем Приваловым. Ниже, под текстом имеется приписка другим подчерком, расширяющая круг «подписантов», свидетельствующая, что: «…договор взял иеромонах Филарет и росписался».
Следующий договор датирован 15 марта 1803 г. Он отличается от предыдущего тем, что это договор субаренды части митрополичьего сада. Его заключили ростовские купцы Михайло Иванов Москалев и Иван Никитин Лазарев. Текст документа изложен от имени купца Москалева.
Купец Москалев, отдал купцу Лазареву, состоявший у него по контракту от архиерейского дома, внутри города Ростова, при Григорьевской церкви, за каменной оградой сад. Таким образом, взятый по контракту в аренду митрополичий сад, как увидим ниже часть сада, Москалев сдал Лазареву в субаренду.
Цель сдачи, чем мог заниматься Лазарев: посадка разных овощей, установка ящиков с оконницами. То есть с устройством парников. За его, Лазарева собственный счет. Важно, что в тексте упоминаются яблоневые деревья, кусты малины, смородины и прочая трава. Всем упомянутым «произрастанием» Лазареву полагалось владеть лишь одно лето 1803 г.
При этом, часть сада, «от градской стены со стороны от дому моего, Москалева по Григорьевскую церковь» в размере 11 сажен, все цифры в тексте написаны прописью, Москалев оставил себе. На данной территории он сам собирался садить для своего дома овощи. Оставленную себе территорию, как и входные в тот сад из архиерейского дома ворота, Москалев предполагал огородить забором за свой счет.
Для складирования овощей, как в летнее, так и в зимнее время Лазарев мог занять под упоминаемой Григорьевскою церковью теплую палатку, и «на стене глухой улицы два старых сушила». Вероятно, сушила за высокой, южной стеной кремля. Вход и дверь в сад для Лазарева полагался с стороны Ростовской Борисоглебской церкви, где, как зафиксировано в тексте договора, имелся пролом в стене, загороженный тесом.
П условиям Москалев получал с Лазарева деньги в сумме 90 рублей. Выплата также была разбита на два срока: на Петров день, 29 июня (12 июля) - 50 рублей, а остальные 40 рублей – на 1 сентября.
В завершение своей деятельности, по прошествии лета и после сбора овощей, Лазарев был обязан очистить сад от своих изготовленных оконниц (парниковых рам), ящиков и прочего «завода», убрав все вышеперечисленное куда он хочет. За хранение овощей в зимнее время в палатке под храмом Григория Богослова Москалев не мог требовать с Лазарева сверх упомянутой суммы. В свою очередь Лазарев обязался условия договора соблюдать и деньги выплачивать в указанные сроки. Ниже в тексте зафиксировано обязательство Лазарева сохранять стоявшие в саду яблоневые деревья «во всякой целости».
В заключение, стороны обязались содержать условия договора без нарушений. Если ростовский купец Михайло Иванов Москалев подписался собственноручно, то есть был грамотным, то вместо купца Ивана Никитина Лазарева, по его неграмотности и личной просьбе договор подписал ростовский посадский Семен Федоров Анофриев.
В тот же день, 15 марта 1803 г. рассмотренный договор был явлен от купца Ивана Никитина Лазарева, в Ростове, у маклерских дел и записан в маклерскую книгу, под №14, маклером Алексеем Приваловым.
Третий договор датирован следующим годом: 29 января 1804 г. Его заключили вышеупомянутый ростовский купец Михайло Иванов Москалев, вместе со своим партнером, ростовским купцом Василием Ивановым Скатерниковым и иеромонах Кесарий с казначеем, иеромонахом Серафимом - представителями архиерейского дома, архиепископа Ярославского и Ростовского Павла. В тексте расписано его титулование: «Ярославского Его Высокопреосвященства Правительствующего синода члена, и разных орденов кавалера». Текст договора изложен от имени Москалева и Скатерникова.
Упомянутые купцы Москалев и Скатерников взяли у эконома и казначея «в кортомное содержание», то есть в аренду, «…имеющийся при ростовском Архиерейском доме сад, называемый Григорьевской и с ним имеющиеся при Григорьевской церкви три палатки». Далее указан срок договора: впредь на 10 лет, начиная с 1 апреля 1804 г. по 1 апреля 1814 г. Все даты и цифры в тексте написаны прописью.
Ниже речь идет о сумме арендной платы: ежегодно по 70 рублей. Выплата предполагалась один раз в год, в апреле месяце.
Помимо указанных условий в арендаторы обязались сохранять во всякой целости имеющуюся около сада каменную ограду, как и палатки под храмом Григория Богослова. Кроме того, удобрять и возделывать садовую землю так, как это бывает «…по наилучшему хозяйству», не допуская зарастания ее дерном, ежегодно распахивать и делать способные для растений гряды.
Оба купца подписали документ собственноручно, то есть были грамотными. В тот же день, 29 января 1804 г. рассмотренный договор был явлен в Ростове у маклерских дел всеми сторонами, его подписавшими. В маклерскую книгу текст договора под №17 записал маклер Алексей Привалов.
Таким образом, рассмотренные контракты раскрывают некоторые аспекты истории митрополичьего сада Ростовского кремля конца XVIII – начала XIX в. После перевода архиерейской кафедры из Ростова в Ярославль сад, как и другие объекты бывшей резиденции ростовских митрополитов, сдавался в аренду представителям ростовского купечества на разные, короткие и длительные сроки. В текстах договоров указаны некоторые строения сада: палатки в подклете церкви Григория Богослова, стены каменной ограды и ворота, оранжерея, парники, а также садовые насаждения: яблоневые деревья, кусты малины и смородины, гряды с зеленью, лекарственными травами, характер их использования.
Литература и источники:
Мельник А.Г. Сады Ростовского кремля // Памятники культуры. Новые открытия. 1990. М., 1992. С. 459-464.
Мельник А.Г. Митрополичий сад Ростовского кремля // История и культура Ростовской земли. 1997. Ростов, 1998. С. 149-163.
Морозов А.Г. Маклерские книги города Ростова конца XVIII –середины XIX в. как исторический источник // История и культура Ростовской земли 2017. Ростов, 2018. С. 175-192. Ил.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Ростовский Городской магистрат Ярославского наместничества. Оп. 1. Д. 2659. Маклерская книга за 1788 год – 1792 годы. 138 лл. Л. 21 об. - 22.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3357. Маклерская книга за 1803-1805 годы. На 267 листах. Л. 7, 103а.

воскресенье, 7 июля 2019 г.

Договоры купли-продажи и аренды, размена огородной земли в Ростове, в маклерских книгах конца XVIII – первой половины XIX в.


Изучение масштабов и значения огородного промысла в экономике Ростова в прошлом на основе различных актовых материалов, в том числе, договоров, условий и контрактов маклерских книг, остается актуальной задачей историков.
К видам сделок, связанных с торговым огородничеством, относились: во-первых, купля-продажа и аренда, а также размен огородной земли в городе Ростове. Участки огородной земли могли находиться при домах, так и отдельно, в отдалении от городской застройки. Владельцами подобных участков были практически все слои городского населения: посадские или мещане, купцы, духовенство, чиновники и дворяне.
Так, 23 июля 1810 г. ростовская посадская вдова Надежда Иванова Рахманова продала свою собственную огородную землю другому ростовскому посадскому - Григорию Самсонову Родионову. Текст договора изложен от имени Надежды Рахмановой. Отчества посадских – продавца и покупателя написаны через «…ов».
Сначала изложено основание, по которому Рахманова владеет землей: это седьмая часть наследства, полученная ею после покойного мужа, ростовского посадского Григория Терентьева Рахманова. Указывается расположение огородной земли, в городе Ростове, на Яковлевской улице. Описаны межевые границы продаваемого участка с соседями, даются размеры по каждой стороне: по лицевой, выходившей н Яковлевскую улицу – 8 сажен; С правой стороны, от ее же, Рахмановой, земли - 27 сажен; С левой стороны, от купца Сергея Иванова Полосухина также 27; с задней стороны, от посадского Сергея Ржевского – 5,5. Таким образом, земля имела форму сужающейся к задней стороне трапеции. Среди соседей представители посадских и купечества. Все размеры в саженях написаны в тексте договора прописью. Затем прописью излагается сумма проданного участка: 325 рублей. Отмечается, что Рахманова получила от Родионова, при заключении рассматриваемого договора, все деньги сполна.
Ниже в тексте изложены определенные обязательства продавца, который подтверждает, что земля никому не продана, не заложена, никому не отписана; отказ продавца от всех прав на участок за себя и своих наследников, если покупатель в дальнейшем собирался на нем строиться или его продать. В противном случае продавец обязывался разбираться с претендентами на участок за свой счет, не доводя покупателя земли до убытков. Также Рахманова, как продавец, обязывалась предоставить Родионову от себя купчую, причем подписанную и ее наследниками. Составление и утверждение на данную огородную землю межевого плана должно было производиться в дальнейшем за счет покупателя.
В заключение стороны утвердили договор при нижеподписавшихся свидетелях, решили записать его в маклерскую книгу. Указаны три свидетеля. Во-первых, ростовский посадский Иван Терентьев Рахманов, который расписался вместо Надежды Рахмановой за неумением ее грамоте и по ее личному прошению. Затем, ростовский посадский Яков Терентьев Рахманов и ростовский мещанин Петр Михайлов Морозов. Очевидно, Иван и Яков Рахмановы являлись родными братьями покойного мужа продавца огородной земли, были грамотными.
В тот же день, 23 июля 1810 г. договор в Ростове у маклерских дел явлен и и записан подлинником в маклерскую книгу под №300 маклером Алексеем Приваловым. Ниже стоят подписи сторон и свидетелей, представленные разными подчерками. При этом отмечается, что подлинный договор явила посадская вдова Надежда Рахманова, который посадский Григорий Самсонов Родионов на руки получил.
Таким образом, рассматриваемые договоры купли-продажи огородной земли предваряли оформление купчей. При совершении подобных сделок в ряде договоров отмечается, что тот или иной продаваемый участок, зачастую при доме, не являлся родовым, поэтому, по закону для выкупа родственниками не подходил. То есть, первоочередное право на покупку продаваемого родового имущества имели родственники. В текстах соглашений по купле-продаже земельных участков, приобретенных продавцами ранее, нередко даны ссылки на договоры их приобретения, записанные в тех же маклерских книгах. Часто подчеркивается, что продаваемое имение никому не заложено, не продано, нет задолженностей по налогам и сборам, что продавец и его наследники в данное имущество впредь вступаться не будут.
Кроме того, тексты договоров порой содержат размеры в саженях продаваемых земельных, дворовых и огородных участков: по лицевой, задней и боковым сторонам. Нередко на огородных участках указаны плодовые деревья. Почти всегда, если речь идет о земельном участке – дворовом, огородном, сенокосном, указаны хозяева соседних земель и характер их использования.
Договоры аренды и размена огородной, а также сенокосной земли по своим основным разделам, в целом, сходны с договорами купли-продажи. Сроки аренды составляли от 3 до 6 лет. При этом, арендная плата зачастую вносилась сразу, при совершении сделки. В ряде сделок – с внесением задатка и выплаты суммы в несколько сроков. Нередко, в число обязанностей арендаторов входили рытье канав для осушения участков, сбор с них камней, поддержание в должном порядке межевых столбов или ям. Арендодатели, при намерении продать сдаваемую землю, обязывались передать ее новым владельцам не ранее окончания срока договора аренды, что было, несомненно, в интересах арендатора.
Литература и источники:
Морозов А.Г. Маклерские книги города Ростова конца XVIII – середины XIX в. как исторический источник // История и культура Ростовской земли 2017. Ростов, 2018. С. 175-192. Ил.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3867. Л. 5 об.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3744. Л. 92 об. – 93.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3575. Л. 96 об. – 97 об.; Д. 3576. Л. 25 об.

пятница, 5 июля 2019 г.

Макаров хутор. Сеголетки - сего лета детки


Каждые два-три дня я обхожу вольер по периметру, чтобы предупредить или устранить возможные нарушения ограждения. Это примерно около десяти километров по лесу. Не всегда по хорошей дороге – чаще по тропинкам. А иногда, особенно после дождей, и вовсе по непроходимым местам. Но, это моя работа. Она мне нравится, я с удовольствием иду в лес, исправляю, где нужно и наслаждаюсь природой.
Конечно, после таких дождей, что зарядили последнюю неделю, очень трудно пробираться по узким, заросшим тропам. После такого обхода приходишь словно искупавшийся в дожде. Поэтому, когда выпадают погожие, солнечные дни, я стараюсь использовать их с максимальной пользой. Обхожу не только границы вольера, забранные сетчатым ограждением, но и центральную часть, чтобы убедиться – там тоже все в порядке.
Вот и в этот раз, когда выпала такая погода, я посвятил день гулянию по нашему хозяйству. Именно «гулянию» - назвать это работой, честное слово, язык не поворачивается.
Сейчас у кабанов время воспитания подрастающего поколения. Мамки с няньками, а у кабанов именно так: самка, родившая поросят, следит за ними не одна, а с, так называемой «нянькой». Это либо, говоря человеческим языком, старшая дочь, либо кто-то из ближайших родственников. Чтобы всегда с малышами оставался кто-то из старших, когда мамке понадобится куда-то отлучиться. Вот такой интересный факт.
Многие кабаны имеют имена. Конечно, они не откликаются на них, да и, собственно, не знают, что они у них есть. Это нужно нам самим, чтобы понимать, о ком идет речь при объяснении друг другу, для работы. В этот раз я встретил Машу с сеголятами и их няню Леру.
Кабаны у нас, хоть и дикие, но совершенно не агрессивные. Подойти к ним можно, даже если они с выводком, на очень близкое расстояние – метров пять, а то и три. Это потому, что мы, на протяжении всей зимы, начиная с половины осени и почти всю весну, усиленно их подкармливаем, обеспечивая им неголодное существование. Сейчас, летом, иногда привозим корм и раскидываем в местах подкормок. Поэтому звери воспринимают человека, как кормящую мать или что-то в этом роде. Кабаны очень умные животные, гораздо умнее собак. Так что кусать «кормящую их руку» не будут.
Если вам интересно, приезжайте к нам на Макаров хутор. Я вам все расскажу и покажу. Эффектные снимки – гарантирую!

Валерий Куликов
По вопросам организации отдыха - контакты: 915 998 11 84

воскресенье, 30 июня 2019 г.

О покупке овса и употреблении слова «украина» в журнале входящих бумаг Московской домовой конторы графа В.Г. Орлова, 1799 г.


Вотчинная документация графа В.Г. Орлова содержит ежегодные сведения о подрядах на десятки тысяч пудов муки, зерна, крупы в военное ведомство, масштабной торговой деятельности определенного круга крестьян Поречья-Рыбного. Такие крестьяне пользовались особым доверием помещика, участвовали в крупных оптовых операциях по продаже упомянутых товаров, произведенных в его же вотчинах. Например в Усольской на Средней Волге, где насчитывалось 36 селений с крепостными крестьянами в 26-27 тысяч душ и около 300 тысяч десятин земли. Центром вотчины являлось село Усолье.
В журнале входящих бумаг Московской домовой конторы В.Г. Орлова, крайние даты 1 сентября – 31 декабря 1799 г. содержится замечание конторы о покупке овса, датированное 5 декабря.
До конторы дошли сведения, что торгующие хлебом получили хороший барыш от овса, урожая 1799 г. Констатируется, что в том же году овес уродился в украине [курсив мой – А.М.] и по другим местам. Прошедшую осень его покупали на месте, между Орлом и Харьковым, по 2 рубля за четверть. То есть, здесь термин «украина» трактуется географически, широко, как территория между городами Орлом и Харьковым. Фиксируется факт цены на овес.
Ниже отмечается, что «Порецкие крестьяне» - торгующие крестьяне села Поречья-Рыбного Ростовского уезда Ярославской губернии, желают купить весь овес, в любых объемах. Управителям волжских вотчин графа Фомину и Патину (Усолье) предписывалось уведомлять контору о ценах.
Представитель интересов графа В.Г. Орлова в Симбирске А.С. Мещеринов уведомлял, что симбирские граждане советовали дворянам держать цены на овес, отмечая при этом, что его совсем нет не только в верховых городах, но и в украине [курсив мой – А.М.], от Воронежа до Пензы. Таким образом, термин «украина» и во второй раз употребляется в том же широком географическом значении, как территория пограничья и земель, расположенных на рубеже с опасными соседями.
В замечании зафиксированы собранные конторой сведения о ценах 1799 г. на овес в разных городах России. В Ярославле и «Рыбной» [Рыбинске – А.М.] овес продавали по 3 рубля, в Санкт-Петербурге по 5 рублей за четверть в 8 мер, а в Москве по 4 рубля.
По данным сведениям контора ожидала, что овес будет в хорошей цене. Учитывая малые объемы выращенного в вотчинах графа, собственного овса, предполагалась масштабная его закупка на сумму от 10 до 20 тысяч рублей, с целью получения хорошей прибыли, при условии закупки по 90 копеек и по 1 рублю за четверть.
В заключение предписывалось послать с данного «замечания» копию управителю Усольской вотчины Фомину с предписанием, «…что если он надеется получить барыш, то не упускал времени, приступил бы к покупке». Ему предоставлялось право решать – по какой цене закупать овес и на какую сумму. При недостатке средств на закупку он должен был немедленно уведомлять контору. Необходимые деньги в таком случае могли доставляться ему по почте. При наличии сомнений в получении прибыли – «барыша», Фомин мог не приступать к покупке с обоснованием в донесении конторе.
Также, Фомину предписывалось подтвердить более ранний приказ домовой конторы о присылке генеральной ведомости по всему выращенному и предполагаемому к продаже хлебу. Без данной ведомости отпускать в оптовую продажу хлеб скупщикам, к примеру, тем же крестьянам Поречья-Рыбного, было запрещено. То есть, на лицо точное ведение учетной документации по продаже товарного хлеба. К другому управителю, Патину, посылалось приказание, уведомить о ценах на хлеб контору и Фомина.
Литература и источники:
Морозов А.Г. Торговая деятельность первостатейных крестьян Ростовского уезда в конце XVIII – первой половине XIX в. // История и культура Ростовской земли 2016. Ростов, 2017. С. 294-309.
РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 536. Журнал входящих бумаг Московской домовой конторы В.Г. Орлова. 1.09.1799 – 31.12 1799 г. 207 л.

суббота, 29 июня 2019 г.

Проект «Вера в Поречье»


В начала марта бюро Wowhaus с Архитектурной школой МАРШ при содействии Фонда «Вера» запустили трехмесячный образовательный проект. Его участникам предстояло оживить поселок Поречье-Рыбное с помощью проектирования общественных пространств. Сегодня, 29 июня 2019 года, в доме культуры, состоялась презентация проекта, на которую были приглашены жители поселка.
Проект получил название «Вера в Поречье». Проект живой, природный, очень вписывающийся в облик нашего поселка. Современность рядом с историей. Традиционность и креативность. Необычность пространств впечатляет! На грани реальности и фантазийности. Все присутствующие на презентации остались под впечатлением! Спасибо всем, кто создавал данный проект. Надеюсь на то, что хотя бы некоторые пространства нам удастся благоустроить благодаря задумка авторов данного проекта.
Ольга Кутинская

четверг, 27 июня 2019 г.

Из воспоминаний Веры Дмитриевны Титовой. Единая Трудовая школа. Девятилетняя школа имени В.И. Ленина


Мужская гимназия им. А.Л. Кекина - Дом Просвещения им. Ленина - Девятилетка - средняя школа №1 им. Ленина. НВФ - 2056/1

Елена Рогушкина - старший научный сотрудник отдела Истории Нового времени и ГИС ГМЗ "Ростовский кремль" продолжает публикацию воспоминаний Заслуженного учителя РСФСР и Почетного гражданина г. Ростова Веры Дмитриевны Титовой, которые хранятся в архиве Ростовского музея. Предыдущие публикации воспоминаний смотрите здесьздесьздесьздесьздесь и здесь. 

РЯМЗ (ГМЗРК). НВФ-2420.
(Л. 1)
Народное образование в городе Ростове накануне Октябрьской Социалистической революции осуществлялось такими путями.
В Ростове с 1907-1908-го учебного года существовала мужская гимназия. Сначала она помещалась во временном здании на Октябрьской улице, а затем, в 1910-м году, перешла в новое, прекрасно построенное здание на улице Белинского.
В 1904-м году была открыта женская гимназия. До 1904-го года была прогимназия; она состояла из трех приготовительных классов и четырех классов собственно гимназии. Многие девушки, окончившие прогимназию, (Л. 1об.) учились некоторое время на педагогических курсах (год или меньше) и становились учителями начальных школ в Ростовском уезде, а иногда и в городе.
После реорганизации в 1904-м году стала существовать полная женская гимназия с 3-мя приготовительными классами и восьмым, педагогическим. Обучение продолжалось 11 лет. Можно было, конечно, трехклассное образование получить в другой школе и поступить в 1-ый класс прогимназии.
Я  лично окончила полную женскую гимназию; в 1907-ом году окончила 7-ой класс с золотой медалью, а в 1908-ом году окончила восьмой, педагогический класс и получила звание домашней наставницы, как полагалось тогда по Положению о женских гимназиях.
Для обучения мальчиков существовало (Л. 2) еще высшее начальное училище (бывшее городское); туда поступали учащиеся, окончившие 3 года городского приходского училища, и обучались в течение четырех лет. Помещалось оно на Ленинской улице (бывшей Покровской).
Во время первой империалистической войны было к нам переведено Гривское высшее начальное училище, где учителями и частично учащимися были эвакуированные из западных губерний нашей Родины. Оно помещалось на Красногвардейской улице.
Начальное обучение детей проводилось в 9-ти приходских городских училищах, из которых несколько училищ было мужских, несколько женских, два смешанных, причем одно из училищ содержалось на средства Ольги Дмитриевны Мальгиной. (Л. 2об.) Здесь учились в большинстве случаев дети беднейших родителей г. Ростова и ближайших деревень. Мальгины в своей школе организовали горячие, очень питательные завтраки. Многим бедным учащимся они покупали тетради, книги, обувь и прочее.
Существовали еще три церковно-приходские школы: одна при женском монастыре, другая при Яковлевском мужском монастыре и третья при богадельне имени Плешанова.
Для детей священнослужителей существовало Духовное училище, которое находилось в Кремле (Самуилов корпус). Туда поступали по окончании трехгодичного обучения в приходском училище. Учились там 4 года, а затем поступали в Ярославскую духовную семинарию.

среда, 26 июня 2019 г.

Участники студии «Играй, гармонь!» на фольклорном празднике «Крошиха»


23 июня 2019 г. участники студии «Играй, гармонь!» при музее «Дом крестьянина Елкина», культурный центр пос. Борисоглебский побывали в селе Середа Даниловского муниципального района Ярославской области и выступили на фольклорном празднике «Крошиха», который ежегодно собирает яркие коллективы Ярославской, Вологодской, Ивановской, Костромской и других областей Центральной России.
Людям близко искреннее, душевное исполнение народных песен. Зрители очень тепло принимали наше выступление, звучали аплодисменты, а под песню «Стелется дым» в исполнении Ольги Суворовой, даже кружились в танце. В поэтических текстах ее лирических песен раскрываются эмоциональные состояния и душевные переживания человека.
Данный праздник издавна славится традиционным блюдом – окрошкой. Пожалуй, мало где можно встретить такое разнообразие её видов. Упустить такую возможность попробовать эти «шедевры» просто нельзя. Также мы не смогли пройти мимо малосольных огурчиков, которыми славится Середа и её окрестности. Интересный, разнообразный, многолюдный праздник произвёл на нас незабываемое впечатление. На обратном пути заехали в село Вятское полюбоваться на его красоты».

Анатолий Смирнов, Ольга Суворова

Лето в музее


Вот и закончился учебный год, прошли экзамены, во многих школах отгремели выпускные балы. Подошли к концу и школьные летние лагеря. И если для старшеклассников эти дни были наполнены переживаниями, то для младших и средних школьников первые дни лета были наполнены отдыхом и новыми открытиями.
Постарался порадовать своих любознательных посетителей и «Дом крестьянина Ёлкина». Много прозвучало рассказов о старинных вещах и жизни людей в прошлом. Ребята познакомились с наукой археологией и даже сами попробовали провести небольшие археологические раскопки. Посетили музей ребята из почти всех школ района. Побывали у нас в гостях ученики Ивановской и Березниковской СОШ, Борисоглебских школ №1 и 2, а для воспитанников Высоковской СОШ даже был проведен мастер-класс по историко-бытовому танцу. Очень надеемся, что в музее понравилось и детям, и их руководителям. Впереди новый учебный год и мы, сотрудники музея, очень надеемся на продолжение нашей дружбы.
Юлия Байкина, научный сотрудник
музея "Дом крестьянина Елкина"

вторник, 25 июня 2019 г.

Поречье-Рыбное: уборка территории храмового комплекса, 25 июня 2019.


Сегодня в Поречье провели уборку от мусора, камней и кирпичей на территории храмового комплекса. Основную силу направили на Никитский храм. Именно в нем пройдет служба в день Петра и Павла. Особенно много на субботник пришло детей. Они работали, как труженики муравьишки, умнички наши! Взрослые не отставали от ребятишек! Спасибо нам всем!
Ольга Кутинская
Фото: Ольга Баженова

воскресенье, 23 июня 2019 г.

Договоры купли-продажи жилых домов в маклерских книгах Ростова конца XVIII – первой половины XIX в.

Ростов. Дом на улице Малой Заровской

В маклерских книгах Ростова указанного периода часто встречаются договоры купли, продажи частных жилых домов. Жилье довольно активно продавалось и покупалось в городе Ростове – крупном центре ярмарочной торговли, с населением, большинство которого составляли посадские или мещане, а также купцы. Рассмотрим несколько подобных договоров.
Так, 15 января 1810 г. ростовский посадский Михайло Яковлев сын Толоконников продал свой каменный дом другому ростовскому посадскому Петру Михайлову сыну Морозову. Текст договора изложен от имени Михаила Толоконникова. Указывается, что дом расположен в Ростове, в Леонтьевском приходе, на Заровской улице. Затем изложено основание, по которому продавец - Михаил Толоконников, владеет домом: недвижимость досталась ему по наследству, после покойного родителя - ростовского купца Якова Никитича сына Толоконникова. Если отчества посадских –продавца и покупателя написаны через «…ов», то отчество купца – через «…вич». Описание предмета договора изложено очень кратко: каменный дом с деревянной всею при нем пристройкой, с дворовой и огородной землей. Указывается, что у дома и земельного участка при нем имеется план. Затем прописью излагается сумма: 2200 рублей.
При заключении договора продавец Михаил Толоконников получил от покупателя Михаила Морозова в задаток 300 рублей. Остальные деньги выплачивались при совершении или оформлении купчей. Ниже следует оговорка, что до расходов и казенных пошлин, очевидно каких-то местных и государственных налогов на дом и землю, продавец с момента заключения сделки ответственности не нес. В заключение Морозов обязывался содержать сие условие свято и нерушимо. Ниже следует его подпись. Указывается, что ростовский посадский Михайло Толоконников подписал договор «своеручно», то есть был грамотным.
В тот же день, 15 января 1810 г. договор был явлен в Ростове у маклерских дел и записан подлинником в маклерскую книгу под №6. Указывается имя маклера: Алексей Привалов.
История с упомянутым домом имела продолжение. Через три месяца, 12 апреля 1810 г. ростовский (указан уже как) мещанин Петр Михайлов Морозов заключил договор ростовским купцом Ильей Осиповым Гребневым. Текст договора изложен от имени Петра Михайлова Морозова. Относительно Ильи Осипова Гребнева указывается: он только что записался в ростовское купечество из крестьян казенного ведомства Спас-Подгорской волости, деревни Глинки. Ниже значится: Морозов продал Гребневу крепостной свой, доставшейся ему в нынешнем году, по купчей от ростовского мещанина Михаила Яковлева Толоконникова, каменный двухэтажный дом, со всем строением. Описание продаваемого имущества изложено более подробно: сарай, шкаф и наугольник из красного дерева. Непременно дается расположение дома: в городе Ростове, в Леонтьевском, что на заровье приходе, с земельным участком. Таким образом, здесь указана не Заровская улица, а дана формулировка названия прихода – «на заровье», восходящая вероятно к устной традиции. Ниже озвучена цена: 3500 рублей. Все суммы и здесь написаны прописью. В число договорной цены продавец, Морозов, получил 500 рублей. Последние 3000 рублей полагалось, как и в предыдущем договоре, получить при совершении купчей. Следующим разделом заключённой сделки купли-продажи являлись пошлины и иные предполагаемые издержки, которые обязался заплатить продавец. С момента заключения договора Гребнев мог вступить во владение домом и земельным участком, «в утверждение сего договора», с получением подлинного документа подписанного продавцом.
Лишь через месяц с небольшим, 28 мая 1810 г. рассмотренный договор был явлен в Ростове у маклерских дел и записан маклером Алексеем Приваловым в книгу, подлинником, под №269. Ниже следуют разными почерками подлинные подписи сторон, причем, за купца вероятно расписался его сын Иван.
Таким образом, рассматриваемые договоры купли-продажи жилых домов предваряли оформление купчих. При совершении подобных сделок в ряде договоров отмечается, что тот или иной продаваемый дом не являлся родовым, поэтому, по закону для выкупа родственниками не подходил. То есть, первоочередное право на покупку продаваемого родового имущества имели родственники. Нередко в текстах подчеркивается, что продаваемое имение никому не заложено, не продано, нет задолженностей по налогам и сборам, что продавец и его наследники в данное имущество впредь вступаться не будут. В случае длительной рассрочки выплат, в несколько лет, продавцы с семейством могли оставаться жить в доме до окончания расчетов.
Также, в договорах купли-продажи домов конца XVIII – начала XIX в. есть особенность. В данный период происходила перестройка города Ростова по высочайшему конформированному плану регулярной застройки, с прямыми улицами и кварталами. Поэтому могли продать и продавали дома предназначенные на слом, на месте которых прокладывались улицы и площади. В таких случаях в текстах отмечается, что земля дворовая и огородная у проданного дома будет выделена на новом месте, по плану застройки города. Туда же деревянный дом могли разобрать и перенести. Кроме того, тексты договоров порой содержат размеры в саженях продаваемых с домом земельных участков на новых, проложенных улицах: по лицевой стороне, задней и боковым. Почти всегда, если речь идет о земельном участке – дворовом, огородном, сенокосном, указаны хозяева соседних земель и характер их использования.
Литература и источники:
Морозов А.Г. Маклерские книги города Ростова конца XVIII – середины XIX в. как исторический источник // История и культура Ростовской земли 2017. Ростов, 2018. С. 175-192. Ил.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3575. Л. 6, 92-92 об., 119 об.
1. 1810 года января 15 дня я нижеподписавшейся ростовской посадской Михайло Яковлев сын Толоконников дал сей договор ростовскому ж посадскому Петру Михайлову сыну Морозову в том что продал я Толоконников ему Морозову в Ростове в Леонтьевском приходе в Заровской улице доставшейся мне о наследству после покойного родителя моего ростовскаго купца Якова Никитича сына Толоконникова каменной дом з деревянной всею при нем пристройкой из дворовою и огородною землею всю без остатку которой имеется по плану ценою за две тысячи два ста рублей.
При заключении сего договора в задаток получил денег три ста рублей а достальные при совершении купчей а что касается расходы и казенные пошлины то мне Толоконникову дела нет и сие условие содержать свято и нерушимо в чем и подписуюсь ростовской посадской Михайло Яковлев сын Толоконников подписуюсь своеручно
1810 года января 15 дня сей договор в Ростове у маклерских дел явлен и в книгу подлинником под №6 записан: маклер Алексей Привалов
2. 1810 года апреля 12 дня ростовской мещанин Петр Михайлов сын Морозов дал сие условие новоприписующемуся в ростовское купечество из крестьян казенного ведомства Спас-Подгорской волости деревни Глинки Илье Осипову Гребневу в том что продал я Морозов ему Гребневу крепостной свой доставшейся мне в нынешнем году по купчей от ростовского мещанина Михаила Яковлева Толоконникова каменной двухэтажной дом со всем строением сараем шкафом и с наугольником красного дерева состоящем в городе Ростове в Леонтьевском что на заровье приходе и с землею что мне следует по той купчей все без остатку ценою за три тысячи пятьсот рублей в число сей договорной цены получено мною Морозовым пять сот рублей а последние три тысячи рублей получить при совершении купчей пошлины и за работу и какие случатся издержки платить мне – Морозову во владение ж вступить ему Гребнему тем домом в утверждение сего договора в чем сей договор ему Гребневу за своим рукоприкладством и даю которой и записать в маклерскую книгу к сему договору ростовской мещанин Петр Михайлов сын Морозов руку приложил
1810 года мая 28 дня сей договор в Ростове у маклерских дел явлен и к книгу подлинником под № 269 записан: маклер Алексей Привалов
Ниже следуют подлинные подписи сторон: оной договор ростовской мещанин Петр Михайлов сын Морозов явил и расписался

Подлинной договор получил ростовской купец Иван Ильин Гребнев

У Ёлкина: «И стар, и млад»

Июль. В русской литературе это время нередко описывается как знойное. В жизни оно наполнено солнцем, полевыми работами, походами в лес...