вторник, 4 августа 2020 г.

Воспоминания Марии Васильевны Козловой о Титовой Вере Дмитриевне


Козлова Мария Васильевна (1925–2015) – учитель истории в средней школе №2 Ростова Ярославской области с 1943 по 2002 г. Почти 30 лет заведовала учебной частью. Отличник просвещения. Почетный гражданин г. Ростова.
***
Познакомилась я с Верой Дмитриевной в 1943 г., когда пришла совсем молоденькой учительницей на работу в среднюю школу №2.
Вера Дмитриевна Титова была учителем математики с большой буквы. Уроки ее проходили всегда на высоком научном уровне. При объяснении нового материала Вера Дмитриевна стремилась выйти за рамки учебника и расширить его границы, поскольку была влюблена в свой предмет. Она считала, что главная наука в школе это математика. На протяжении многих лет Вера Дмитриевна накапливала самый разнообразный дополнительный материал для учащихся, который активно использовала на каждом уроке. Она прекрасно понимала, что подготовленность и способности у детей совершенно разные, поэтому для каждого из них всегда было заготовлено задание соответствующего уровня сложности: закончил работу вместе с учителем – получи свой так называемый «билетик». Одни ребята с удовольствием воспринимали подобные формы работы, другим это не нравилось. Вера Дмитриевна внимательно следила за успеваемостью своих учеников, поэтому если у кого-нибудь появлялся тот или иной пробел в знаниях, она тут же приходила на помощь не считаясь ни со временем, ни со здоровьем. Ее выпускников неизменно отличали глубокие прочные знания, за что они ей были благодарны.
Личная жизнь Веры Дмитриевны так и не сложилась, поэтому большую часть своего времени она проводила на работе, школа была для нее действительно вторым домом. Свои знания, опыт, любовь к школе, стремление посвятить себя делу народного образования она старалась передать молодым коллегам, никогда не отказывала в помощи. В школе она возглавляла предметную комиссию математиков, где решались не только научные и методические вопросы, но также активно обсуждались проблемы, связанные с воспитанием детей и подростков.
Жила Вера Дмитриевна на территории женского Рождественского монастыря. В ее тесной комнатушке с маленькими окошечками, служившей когда-то монашеской кельей, всегда царил полумрак, все было просто и скромно. Двери ее гостеприимного дома всегда были открыты для всех, кто был близок и дорог ей, а также для многочисленных учеников, выпускников и соседских ребятишек, испытывающих трудности в решении задач или интересующихся математикой.
Будучи уже в глубоко почтенном возрасте, Вера Дмитриевна занималась общественной работой, не раз выступая с лекциями и докладами по самой различной тематике. Ее кругозор был достаточно широк, она много читала, поэтому всегда была в курсе всех событий города и страны.
К концу жизни Вера Дмитриевна уже совсем плохо видела и вела замкнутый образ жизни, однако до конца своих дней сохраняла здравый ум и светлую память. Школьный коллектив всегда старался ей помочь с дровами, а в последние годы жизни и с уборкой квартиры.
К сожалению, умерла Вера Дмитриевна в полном одиночестве, спустя 30 лет вряд ли уже кто уже помнит, где ее могила. Однако воспоминания о Вере Дмитриевне остались самые добрые и приятные.
Записано в октябре 2006 г.

Елена Рогушкина - старший научный сотрудник
отдела Истории Нового времени и ГИС ГМЗ «Ростовский кремль»

воскресенье, 2 августа 2020 г.

ИЛЬИН ДЕНЬ (Пастораль из прошлой жизни)


Дорога до Скнятиново занимает не меньше получаса, непривычно много. Сначала по Ростову, неизбежно десять минут и лучше по трассе, затем по ней минут десять мимо села Деболовского. Здесь я оглядываюсь на липы вдоль дороги, хорошо, что машина при аварии не угодила ни в одну из них.
Неподалёку поворот, и надо минут десять петлять по асфальту, пока в селе он не кончится. «Киношники» подсыпали дорогу и машину можно поставить прямо возле храма. Стараюсь побыстрей сегодня. В алтарное окно вижу, как Ира примостилась на заднем сиденье, пытаясь выспаться, хотя уже почти восемь часов. Не успел разгневаться, как она пришла и помогает разжечь кадило, так как алтарника сегодня нет, не выходной день. Илья-пророк.
Храм полупустой, звук легко разносится, хор поёт тоже хорошо. Однако храм не так уж пуст, к женским голосам и фигурам примешивается бас Анатолия Ефимовича Зайцева и Александра Геннадьевича Алексеева. Это знатные ростовские финифтяники, у обоих в деревне дома.
В этой компании я и провёл остаток дня. У Александра Геннадьевича обстановка интеллигентская, из прошлого века. В полутьме он нарезал фарш в обёртке как колбасу, даже попробовал кусочек. Выясняет по телефону:
– А что с этим фаршем делать? Для собаки? Ой, ты, наверное, приедешь, включишь свою бензопилу!?
– Вы, наверное, пригласили меня домой, пока жены нет!?
Ребята (А.Е. Зайцев родился в 1948 году, А.А. Алексеев в 1941 году), так вот ребята причитают, что поля заросли бурьяном и даже берёзами. Вспоминают прошлое:
– Вот видишь! Здесь была пашня, вся в валунах. Один раз увидел на ней зайца. Выстрелил, не попал и побежал за ним. Ты знаешь, я, как увижу зайца, не могу, начинаю бежать за ним!
– Ну-ну! В одном африканском племени так и охотятся на зайцев. Бегают за ним, и так загоняют его, пока он не устанет и не помрёт. Потом забирают его и несут домой.
– Без ружья!?
– А зачем оно? Ноги рослые, здоровье есть. Вот и бегай!
– Так вот, слушай, погнался я за тем зайцем по пашне. Неудобно по ней бежать, а я бегу. В это самое время из того места, откуда я бежал, другой заяц!
– Ха-ха! Верно говорят, за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь!
Мы искупались в реке «закрыли сезон». Вода холодная, и почему-то зацвела. Напротив прогретого солнцем песочка следы весеннего наводнения: деревья с берега упали в реку. Теперь здесь никто не ловит ночами рыбу на донку с фонариками, не работает ни мельница, ни электростанция.
Рыбаки умерли или выросли, мельницу закрыли, электростанцию смыло водой. Нет огромных стад скотины, правда, нет и слепней. На пригорке, как раньше, пастухи не жгут костерок. Впрочем, Алексеев по-прежнему залезает в кусты, чтобы поймать для этюда особый ракурс с рекой и Поречской колокольней.
Вещи оставили дома. Опять чай с разговорами о технологии финифти. Я в теме, часто о ней рассказываю туристам, и часто со слов именно этих мастеров. Задаю вопросы, стараюсь понять, но под конец совсем засыпаю. Мне кажется, Александр Геннадьевич пытается меня вывести из оцепенения и резко сменить тему:
– Отец Александр! Вы знаете – самая капризная женщина это… Я трясу головой и моргаю, мне нравится поворот разговора.
– Самая капризная женщина это – эмаль!
Я просыпаюсь окончательно, да и домой пора. Звонит Ира, скоро заберёт в Ростов.
 о. Александр Парфенов

пятница, 31 июля 2020 г.

Об одном утраченном фрагменте XIX века декоративного убранства никитской колокольни в Поречье-Рыбном




В 2018 – начале 2020 гг. на одном из сайтов интернет аукционов была выставлена на продажу фотография: «Вид с. Поречья. Ярос. Колокольня и храм Апп. Петра и Павла. 28 января 1900 года». Такая подпись имелась по нижнему краю фотографии, на паспарту. Размеры: 20х27 см. Бумага, картон, фотопечать. Штамп на обороте свидетельствовал о фотографе Николае Васильевиче Ласкине.
Фотография уникальна тем, что ранее такой, зимний, вид храмового комплекса и центральной торговой площади села был не известен. Очевидно, это частный снимок. Более того, снимок подписанный и датированный.
В мае 2020 г. данную фотографию приобрел генеральный директор гостиничного комплекса «Усадьба Плешанова» Иван Николаевич Синюшкин, ценитель старины, создатель музея при данной гостинице. С его разрешения фотография была отсканирована в музее-заповеднике «Ростовский кремль». Ее оригинал ныне хранится в музее «Усадьба Плешанова». Благодарю Ивана Николаевича за предоставленную возможность отсканировать снимок для изучения.
На фотографии меня привлек вид никитской колокольни. Точнее одна деталь. Рассмотрим его. Колокольня выкрашена или побелена в два цвета: белый – основной и желтый, которым выкрашены колонны и полуколонны, пилястры и лопатки. Отдельные фрагменты старой побелки двух цветов и ныне присутствуют на внешнем фасаде колокольни. Важно, что над белокаменным круглым карнизом между вторым и третьим ярусами, ниже площадки основного звона есть неглубокие ниши со всех четырех сторон. На фотографии Ласкина января 1900 г. в видимой, северной нише присутствует балюстрада, которая хорошо выделяется на белом, основном цвете побелки гораздо более темным цветом и характерными формами.
На более ранней фотографии И.Ф. Барщевского конца 1870 – начала 1880 гг. из собрания музея-заповедника «Ростовский кремль», колокольня также побелена в два цвета: белый и желтый. В северной нише поверхность не гладкая, а производит впечатление, что там утрачены, срублены лепные элементы. Мы можем сейчас только предположить, что первоначально это была лепная балюстрада. К 1870-м гг. она была практически утрачена, а к 1900 г., воссоздана в технике настенной росписи. Такова наша гипотеза.
После 1900 г., при последующих ремонтах колокольни и ее побелки полностью в белый цвет, балюстрада, как элемент декоративного убранства не возобновлялась, была утрачена. Об этом свидетельствуют открытки, изданные Д.А. Ивановым после 1900 г. и в 1914 г. На его открытках вся колокольня белого цвета и данные северные ниши, где располагалась балюстрада – гладкие, белые. Тоже мы видим и на фотографии С.Ф. Агафонова, сделанные в январе 1930 г. при закрытии храмов. Современные фотографии данных ниш свидетельствуют о том, что их внутренняя поверхность гладкая и несет лишь остатки старой известковой штукатурки.
Какой была данная балюстрада, попавшая на снимок 28 января 1900 г.? Ответ могут дать только архивные документы по строительству и ремонту колокольни в XIX в., если они со временем будут обнаружены.
Источники:
ГМЗРК (Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль») ФТ-4001. Вид села Поречья. БарщевскийИ.Ф. Кон. 1870- начало 1880 гг.
ГМЗРК. ФТ-3915. Окрестности Ростова. Церковь в с. Поречье. Издание Д.А. Иванова. Начало XX в.
ГМЗРК ФТ-3979. Окрестности Ростова Великого. Церкви в с. Поречье. Колокольня вышиною 44 сажени. Издание Д.А. Иванова. Начало XX в.
ГМЗРК. ФТ-7299. Окрестности Ростова Великого. Село Поречье. Издание Д.А. Иванова. 1914 г.
ГМЗРК. ФТ-1155. Агафонов С.Ф. Колокольня Никитской церкви села Поречья. 1930 г.

четверг, 30 июля 2020 г.

Директор дома милосердия, у которого большие перспективы!


«…Я ехала к Леше с интересом, но абсолютно не ожидала, что он свой. Я ехала с мнением, что Лёша очень мягкий, когда на самом деле Лёша зрелый. А ещё честный и глубокий. Лёша совмещает в себе примерно три должности и шесть загрузок на полный рабочий день. Лёша и про присесть и подержать за руку, и про чек листы, контроль качества, и командообразование. Лёша за два года сделал дом, который в моем личном топе рядом с самарским хосписом и первым московским хосписом. У него ни минуты не молчит телефон, куча задач, а он садится рядом и говорит «Давай подумаем, как ТЕБЕ будет лучше сделать», - рассказывает Екатерина Овсянникова, старший координатор Фонда помощи хосписам «Вера».
Катя Овсянникова приехала в Поречье буквально дня за два до дня рождения человека, к кому обращены ее слова. Это все о нем, о директоре Доме милосердия, Алексее Александровиче Васикове. И я подписываюсь под каждым словом Екатерины. Еще чуть более года назад, когда я впервые увидела Алексея, то подумала: Для своих неполных 35 лет он очень глубоко чувствует своих подопечных! Сегодня Алексею исполняется тридцать шесть! Он, по – прежнему, придя на работу, обходит комнаты, здороваясь с жителями. Это, как раз то, о чем упоминает Катя: про присесть и подержать за руку. Для пациентов хосписа очень важно и необходимо, чтобы к ним подошли… Ободряющее слово, касание руки… А затем полное погружение в дела! С Президентскими грантами, выездной патронажной службой ее, директорской работы, намного прибавилось…  И, в тоже время, несмотря на занятость 24/7, есть время для полета мыслей : появляются новые идеи, мечты, которые хочется обязательно реализовать… То, что все, родившееся в сердце, будет реализовано, я ничуть не сомневаюсь.
Такой уж он целеустремленный человек, Алексей Васиков. С ним и сложно порой (это мелочи), но очень интересно! Интересно в главном – в помощи людям, нуждающимся в паллиативной помощи, в его отношении к старости вообще и к каждому из жителей в отдельности. К тем, кто живет в  Доме милосердия! Столько любви, заботы, сострадания и желания продлить жизнь каждого, находящегося там, пусть даже речь идет о продлении жизни дням… Даже так… Хоспис – это про жизнь, не про смерть… И пусть эта жизнь будет у каждого на всю оставшуюся жизнь! Жизнь при качественном уходе, заботе, когда не больно и не страшно… Когда в глазах теплый свет любви и есть касание руки… Наверное, если бы это было возможно на сегодняшний день, то Алексей расширил бы помещение Дома милосердия до необходимых размеров… Но… Даже, если сердце мечтает, разум –то реалистично смотрит на имеющиеся возможности… Значит, должна быть альтернатива – выездная патронажная служба! С получением гранта Президента это стало возможным. А еще от Фонда «Вера» получен подарок – медицинский автомобиль.
И это только начало. Уверена: будут новые идеи, а, значит, новые гранты! И новые возможности! Главное, выбран правильный вектор направления, расставлены приоритеты, с которыми руководитель Поречского Дома милосердия кузнеца Лобова вступает в свое 36-летие! С днем рождения, Алексей! Пусть все задуманное Вами исполнится!
Если, кто хочет поддержать Дом милосердия, то помочь просто: - отправляя СМС с суммой пожертвования на короткий номер 9333 со словом "Поречье", например: «100 Поречье» - сделать пожертвование с банковской карты на сайте Фонда «Вера» Присоединяйтесь! Вся информация на сайте domlobova.ru Если рядом с вами человек, которому необходимо помочь: 8-800-700-84-36
Ирина Чулкова

среда, 29 июля 2020 г.

Баночка бобов. Консервы завода Я.Н. Пыхова - дар в Ростовский музей


Сегодня, 29 июля 2020 года, пришло неожиданное сообщение от Екатерины Олейник из Санкт-Петербурга. Оказывается она с дедом, Щербаковым Борисом Леонидовичем, путешествовали. Были проездом в Ростове. Борис Леонидович - родился в Ростове в 1928 году. Отец его работал на фабрике "Рольма" бухгалтером. А вот мама была из Поречья.
Из переписки с Екатериной. Она рассказала пока следующее: мама деда - Ольга Федоровна Артамонова. По архивной документации она - дочь одного из владельцев консервных заводов в Поречье Артамонова Федора Илларионовича в 1910-1920-е годы. Он раскулачен. Завод его и дом локализуются на посаде "Березово". Где рядом и находился консервный и цикорный завод Я.Н. Пыхова. Старейший завод по переработке цикория. В начале XX в. на данном заводе изготовляли также и консервы из овощей.
У дедушки Екатерины, Бориса Леонидовича, банка консервов завода Якова Николаевича Пыхова " Бобы" хранилась как память. На склоне лет Борис Леонидович пожелал передать в дар этот ценный предмет, относящийся к старейшему заводу Ростовской пищевой промышленности, в фонды Государственного музея-заповедника- "Ростовский кремль".
Отметим, что музей-заповедник обладает некоторой коллекцией этикеток продукции Ростовских фабрик и заводов XIX - нач. XX в. Но таких предметов в фондах нет. Хотя о медалях на банке завода Пыховых писали в свое время и незабвенный наш А.А. Титов, и исследователь Российских кустарных промыслов Н.П. Столпянский....
8 или 9 августа сего года семья проследует из Санкт-Петербурга в Москву. Остановится в Ростове. Хочет проехать с обзорной экскурсией по Ростову. Съездить в Поречье-Рыбное. Как память. И передать в дар данный предмет начала XX в. Ростовскому музею.

пятница, 24 июля 2020 г.

О ростовском зеленом горошке


В XIX в. главными продуктами производства в Ростовском торговом огородничестве считались зеленый горошек и цикорий, для небольшого числа озерных селений - душистые травы, лук и чеснок. Центром и «главным двигателем» этого огородничества признавалось с. Поречье-Рыбное.
Начало разведения зеленого горошка и цикория, как торговых культур, относится к концу XVIII в. В одних краеведческих исследованиях и сочинениях говорится, что зеленый горошек разводить и обрабатывать начали в 1805 г. крестьяне с. Поречья Кохов и Лалин, в других - И.Б. Золотахин (Лисицын), который привез в Поречье секрет производства сахарного горошка, поощрял к этому промыслу своих односельчан. Содействовал он и распространению по всему Ростовскому уезду цикория. И.И. Хранилов подчеркнул выдающуюся роль Золотахина, выступавшего пропагандистом нового, еще не известного промысла.
«На примере И. Золотахина, - писал В.А. Федоров, - можно наблюдать любопытный путь формирования скупщика, который, прежде чем поставить в зависимость от себя своих односельчан, выступает инициатором распространения среди них промысла». Процессы интродукции являются в историко-культурном аспекте воплощением активизации личного, индивидуального опыта. Налицо яркий пример интродукции нового промысла, составившего к середине XIX в. в Ростовском уезде наряду с другими (цикорием, картофелем и пр.) «главный источник местного благосостояния».

понедельник, 20 июля 2020 г.

Контракты винокуренных мастеров в маклерских книгах Ростова конца XVIII – начала XIX в.


С середины XVIII в. производство вина в России являлось монополией дворян. Согласно основательным исследованиям К.И. Юрчук, рост помещичьего винокурения позволил к концу XVIII в. полностью снабжать Ярославскую губернию вином местного изготовления. В 1799 г. 11 заводов ярославских дворян поставили в казну 127,3 тыс. ведер вина, в 1811 г. 13 заводов — уже 207 тыс. ведер. Отметим, что во второй половине XVIII — начале XIX в. на помещичьих винокуренных заводах применялся «огневой» способ производства или перегонки, при котором брага выпаривалась в котлах, вмазанных в кирпичную печь над топкой.
На многих таких заводах, помимо кадров постоянных крепостных рабочих, проблема квалифицированной рабочей силы решалась путем расширения применения вольнонаемного труда, в том числе найма мастеров-винокуров.
В маклерских книгах города Ростова конца XVIII – начала XIX в. отложилась значительная группа контрактов, связанных с винокуренным производством в Ярославской губернии, включающая поставку ростовскими и иными помещиками - владельцами заводов, а также их представителями, крупных партий вина в казну, контракты найма на заводы винокуренных мастеров и пр. Рассмотрим последние.
Так, 31 декабря 1796 г. в Ростове контракт заключили армейский прапорщик Николай Плешанов и мещанин города Орши, еврей Абрам Беркович, который нанимался винокуренным мастером на завод, расположенный в Петровской округе при селе Воронине. На тот момент село находилось в Петровском уезде Ярославской губернии, упраздненном императором Павлом I. В документе отмечается, что данный завод Плешанов нанимал или арендовал у владельца села Воронина, бригадира Михаила Ивановича Леонтьева. Контракт заключался сроком на два года, с 1 января наступающего 1797 г. Условия контракта изложены от имени Абрама Берковича и расписаны ниже в семи пунктах.
Согласно 1-му пункту мастер должен был «курить» вино из принадлежавшего Плешанову господского хлеба, хмеля и дров, которые он принимал на завод от определенного от него приказчика. За полученное сырье и прочее он должен был расписываться.
2-й пункт раскрывает пропорцию выхода вина из сырья при перегонке на подобных заводах. Такое соотношение состояло в том, что из каждой меры в девять пудов, восемь из которой составляла ржаная мука, один пуд - ржаной солод и полтора фунта хмеля, мастер был обязан «выкурить» или произвести шесть ведер полугарного вина «без дурного запаху и пригари». «Полугар» – русский зерновой дистиллят, полученный методом перегонки в примитивных кубах. До изобретения спиртометров содержание спирта проверялось «отжигом»: вино, нагрев до кипения, поджигали и ждали, когда выгорит, по остатку воды определяли количество выгоревшего спирта — и чем меньше был остаток жидкости, тем выше крепость напитка. Крепость полугара была 38–39 градусов. Через пять дней после перегонки, Беркович должен был сдавать вино «на мерник», то есть для проверки, тому же приказчику с получением расписки, при этом, оставляя одну последнюю бочку до будущей сдачи.
В 3-м пункте расписана ответственность мастера за несоблюдение вышеупомянутой пропорции выхода вина из поставленного сырья. При перегонке из 9 пудов менее 6 ведер, он беспрекословно обязывался выплачивать хозяину завода за каждое «недокуренное» ведро по 1 рублю 50 копеек. В противоположном случае излишнее вино, полученное сверх шести ведер, предоставлялось в пользу заводчика безвозмездно.
4-й пункт кратко говорит о том, что работа мастера должна была производиться вместе с работными людьми хозяина завода. Кроме того, при необходимости в перевозке льда, также использовались лошади.
В пункте 5-м для нанимаемого мастера-винокура поставлена отдельная задача - сделать на том же заводе 20 бочек уксуса. Причем, не требуя с заводчика за данную работу никакой платы.
6-й пункт условий контракта раскрывает особенности оплаты работы мастера на заводе. За всю вышеописанную работу Беркович должен был получить от Плешанова 450 рублей за один отработанный год. Выплата данного вознаграждения была разбита в году на два срока: половина суммы, причитавшаяся за год, то есть, 225 рублей, выплачивалась в период с января по май. Вторая половина - с сентября по январь следующего года. Кроме того, здесь решался вопрос с квартирой для проживания мастера, которая предоставлялась ему при заводе и состояла из одного «покоя». Также, мастер получал от заводчика для отопления и освещения жилья дрова и свечи. Сверх всей упомянутой годовой платы Беркович обязался ничего от заводчика не требовать.
 В заключительном 7-м пункте освещается требование к мастеру весь двухгодичный период контракта, а именно в период работы завода - с января по май и с сентября 1797 г. по май 1798 г. и с сентября 1798 г. по январь 1799 г. производства не останавливать, кроме случаев остановки на ремонт существовавшего в то время производственного оборудования. Данный контракт мастер утверждал своей подписью и обязался соблюдать его «свято и нерушимо» по всем вышерассмотренным условиям.
Через полгода, 3 июня 1797 г. стороны представили контракт в Ростове «у маклерских дел». Ростовский маклер Алексей Привалов записал текст документа в маклерскую книгу под №69. Под текстом контракта, другим подчерком отмечается, что на подлинном контракте последняя строка, очевидно подпись мастера, написана по-еврейски.
В следующем контракте данной маклерской книги, датированном 1 февраля 1797 г., заключенном в Ростове, значится все тот же армейский прапорщик Николай Плешанов, заключивший его с винокуренным мастером, мещанином города Орши, евреем Леонтием Абрамовым. Плешанов нанимал Абрамова, в качестве мастера-винокура на два года, с момента заключения контакта, с 1 февраля, для работы на винокуренном заводе в Петровской округе при селе Савинском. Данный завод Плешанов также арендовал у владельца, помещика, майора Петра Михайловича Малова.
Условия контракта также изложены по пунктам. Всего их шесть и они, в основном, повторяют условия предыдущего контракта. Однако есть и определенные различия. В 3-м пункте значится, что за вино, произведенное сверх шести ведер пропорции, мастер получал от заводчика вознаграждение в размере 25 копеек за каждое ведро. В 5-м пункте, где излагается оплата контракта в целом, зафиксирована обязанность заводчика выплачивать мастеру за каждое произведенное ведро вина: 10 копеек в период с февраля по сентябрь 1797 г. и 5 копеек - с осени упомянутого года до момента окончания контракта. Эти деньги выплачивались по мере завершения каждой сделки с партией вина. Помимо выплаты с выработки продукции мастер ежемесячно получал 10 рублей на питание.
3 июня 1797 г. то есть в тот же день, что и предыдущий контракт, стороны представили документ в Ростове, маклеру Алексею Привалову зафиксировавшему его в маклерской книге под №70. Под текстом контракта, более темными чернилами следует приписка, что подлинный контракт «явил и к себе обратно получил» прапорщик Николай Плешанов.
Последующий контракт, отложившийся в маклерской книге, датированный 5 марта 1797 г. также относится к найму мастеров-винокуров. Его заключили в Ростове, с одной стороны, содержатель питейных сборов Михаил Никитин Коноплин, а с другой стороны – оршанский мещанин (в документе – «Аржанской», А.М.) Марк Осипов и копрский (?) мещанин Григорий Давыдов. Текст документа изложен от имени мещан. Кноплин нанял их до 1 января 1799 г., то есть, на два года, для работы винокуренными мастерами на заводе, расположенном в Пошехонском уезде Ярославской губернии, в сельце Сосновце, принадлежавшем поручику лейб-гвардии Семеновского полка Якову Ивановичу Лихачеву.
Условия контракта, подобно предыдущим рассмотренным документам, изложены в шести пунктах. В 5-м пункте, также зафиксирована обязанность Коноплина выплачивать мастерам по 5 копеек за каждое произведенное ведро вина. Половина денег с выработки выплачивалась ежемесячно. Вторая половина - по мере завершения каждой сделки с партией вина. Выплата на питание в данном контракте ниже: по 5 рублей каждому ежемесячно или 10 рублей на двоих.
Также, 3 июня 1797 г. данный контракт был представлен содержателем питейных сборов Михаилом Коноплиным в Ростове маклеру Алексею Привалову, записавшему его в маклерскую книгу под №71. Под текстом документа более темными чернилами зафиксирована его подпись.
Таким образом, контракты мастеров-винокуров отложились, помимо вотчинной документации помещиков, в маклерских книгах Ростова указанного периода. В контрактах характеризуются условия найма мастеров на винокуренные заводы: единая пропорция выгонки вина из сырья. Получение расходных материалов и сдача готовой продукции приказчикам по распискам предполагает ведение письменной, бухгалтерской отчетности. В документах зафиксированы требования к мастерам, их ответственность за соблюдение норм выработки, в денежном выражении. Оплата по контракту производилась несколькими способами: с выработки, суммами на питание, обеспечением квартирой, поставками дров и свеч для ее отопления и освещения, а также значительной платой за весь период контракта, разделенной на ежегодные периоды выдачи. Из текстов контрактов следует, что помещики - владельцы винокуренных заводов, расположенных в селах различных уездов Ярославской губернии, могли сдавать производство в аренду представителям дворянского сословия. Такие арендаторы могли в свою очередь иметь в найме несколько заводов и нанимать мастеров. Заметная часть последних была еврейского, западно-русского, малороссийского происхождения.
Литература и источники:
Юрчук К.И. Помещичье промышленное предпринимательство в России во второй половине XVIII - первой половине XIX в.: учебное пособие. Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 1992. С. 13, 83-84.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3103 Маклерская книга за 1796-1800 годы. Л. 42-43 об.

Воспоминания Марии Васильевны Козловой о Титовой Вере Дмитриевне

Козлова Мария Васильевна (1925–2015) – учитель истории в средней школе №2 Ростова Ярославской области с 1943 по 2002 г. Почти 30 л...