суббота, 28 июня 2014 г.

Кустарные промыслы Борисоглебских слобод: Выделка кож

Один из древнейших промыслов, процветавший на протяжении многих веков - это выделка кож, производство кожаных изделий. Этот промысел существовал и в селениях Вощажниковской, Березниковской, Ивановской волостей, которые сейчас составляют Борисоглебский район. А.А. Титов сообщал, что из названных только в Вощажниковской волости. В Селе Вощажниково существуют две мастерские по выделке кож. Основаны были эти производства еще до реформы 1861 г. - в 20-е гг. XIX в.  Видимо, дела у вощажниковских ремесленников шли весьма неплох - их изделия находили сбыт не только в округе, в уездном центре, но отправлялись и в Ярославль, в Москву.
Позднее, видимо, шло укрупнение мастерских. Во всяком случае, в "Описании промышленных заведений", сделанном по линии уездного земства, уже в 1892 г. в Вощажникове значится только один кожевенный завод. Этот завод, принадлежавший П.А. Титову, выделывал в год до 2000 черных кож и по 500-700 штук - кож подошвенных. В зависимости от времени года на этот завод хозяин брал 5-10 наемных рабочих.
Завод помещался в специальных каменных сводчатых сараях. Технология обработки кож заключалась в очистке от подкожного слоя и волосяного покрова, дублении (с использованием чаще всего коры ивы, а также дуба или вяза) и окончательной отделке (когда кожу расколачивают деревянным молотком).
Кожа шла на всевозможные изделия, потребные в крестьянском обиходе: сапоги, Другая обувь, рукавицы (голицы). По данным А.А. Титова, ремесленников, выделывавших кожаную обувь, только в Борисоглебских слободах было 25 человек. В Вощажникове - трое, в Коротылеве и Звягине Ивановской волости - 5, в селениях Березниковской волости - 7.
По сведениям же архивных документов 90-х гг. прошлого века, в селениях имелись уже довольно крупные сапожные мастерские. В Вощажникове, например, сапожник Федор Кочурин нанимал по 4-5 работников (он, кстати, получал кожи поштучно от уже упоминавшегося П.А. Титова и ему же сдавал для сбыта готовые изделия).
В Борисоглебских слободах сапожник Иван Чудинов держал от 4 до 8 рабочих, Николай Путанкин - двух, Николай Кучин - четырех. Небольшие мастерские, тоже с наймом рабочих, держали в слободах Василий Петров, Иван Кучин, Андрей Пыхов.
Находили, конечно, сбыт и изделия мастеров-шорников, ведь лошадь в то время была основной тягловой, рабочей силой. В Борисоглебских слободах работал один шорник, он за год выделывал конской сбруи на 100 рублей, сбывая ее на базарах в слободах, в Вощажникове, Давыдове. В Вощажниковской волости имелся шорник в селе Закедье, его годичный заработок был значительно меньше - до 30 рулей, но и сбрую он делал только для сбыта на месте - односельчанам.
Особой статьей промыслов по обработке кож надо считать промысел скорняжный - выделку овчин, их дубление, шитье шуб, полушубков, тулупов.
Обработка овчин имела особенности: их сначала квасили в смеси квасной гущи, овсяной муки. После дубления овчины сушили и расчесывали. Выделкой овчин, как писал в 1878-1880 гг. А.А. Титов, преимущественно занимались в Березниковской волости: в селах Верзино, Покровское, деревнях Бородино, Ляхово, Лодыгино, Григорово. В Борисоглебской волости мастер-скорняк жил в деревне Дятьково, в Шулецкой - в Поникарове. Притов скорняки из названных селений Березниковской волости занимались только выделкой овечьих и телячьих кож на месте производства, поникаровский мастер специализировался на выделке овчин для сбыта в Ростове, Петровске и окрестных торговых селах, дятьковский - на дублении овчин по заказам.
С течением времени и в этом виде промысла происходила концентрация производства. Позднее уже владельцы мастерских могли и не работать в них сами. Например, в 1892 г. в Борисоглебских слободах значилось одно овчинное заведение, принадлежавшее Алексею Кочарскому. Сам владелец в мастерской не работал, он сдавал ее скорнякам на зиму за 10 рублей.
В документах 1910 г. есть сведения о том, что в аренду скорнякам сдавали мастерские, к примеру, Общество крестьян села Ивановского (арендовал мастерскую крестьянин Николай Константинов), церковь села Уславцева (арендатор - мещанин г. Романова-Борисоглебска Яков Парамонов). Подобная форма взаимоотношений ремесленников и владельцев "овчинных изб" была весьма распространенной.
По данным А.А. Титова, мастеров, занимавшихся шитьем одежды из овчин, в селениях будущего Борисоглебского района не имелось. Видимо, скорняки приходили для этого из других волостей зимой. Вообще, как утверждает А.А. Титов, во всем Ростовском уезде только 8 ремесленников из Поречья занимались изготовлением тулупов, шуб и полушубков.
Что касается более позднего времени, то в 1892 г. овчинные шубы шил протасьевский мастер Платон Андреев с работником.
В послереволюционный период кожевенные промыслы некоторое время продолжали существовать. В середине 20-х гг. XX в. 5 мастеров, занимавшихся выделкой кож, числилось в селениях Сущевского сельсовета. Много было сапожников - 56 человек во всех 12 сельсоветах. Притом больше всего - 18 мастеров - работало на территории Вощажниковского сельсовета.
Однако этому промыслу вскоре пришлось умереть. С проведением коллективизации на руках у крестьян уже не оставалось сколько-нибудь значительных количеств сырья для кожевенных промыслов. Кустари-сапожники, ушедшие в инвалидскую кооперацию, впоследствии занимались чаще лишь ремонтом обуви. Нужда в шорниках отпадала с исчезновением из крестьянского обихода лошадей. Таким образом, в течение нескольких десятилетий угас промысел, существовавший до того тысячелетия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

О достоверности воспоминаний

Попалось в сети, заинтересовало "ростовской" темой - см. ниже цитата. А сначала - мои рассуждения насчет цитаты. Нельзя со вс...