четверг, 27 июня 2019 г.

Из воспоминаний Веры Дмитриевны Титовой. Единая Трудовая школа. Девятилетняя школа имени В.И. Ленина


Мужская гимназия им. А.Л. Кекина - Дом Просвещения им. Ленина - Девятилетка - средняя школа №1 им. Ленина. НВФ - 2056/1

Елена Рогушкина - старший научный сотрудник отдела Истории Нового времени и ГИС ГМЗ "Ростовский кремль" продолжает публикацию воспоминаний Заслуженного учителя РСФСР и Почетного гражданина г. Ростова Веры Дмитриевны Титовой, которые хранятся в архиве Ростовского музея. Предыдущие публикации воспоминаний смотрите здесьздесьздесьздесьздесь и здесь. 

РЯМЗ (ГМЗРК). НВФ-2420.
(Л. 1)
Народное образование в городе Ростове накануне Октябрьской Социалистической революции осуществлялось такими путями.
В Ростове с 1907-1908-го учебного года существовала мужская гимназия. Сначала она помещалась во временном здании на Октябрьской улице, а затем, в 1910-м году, перешла в новое, прекрасно построенное здание на улице Белинского.
В 1904-м году была открыта женская гимназия. До 1904-го года была прогимназия; она состояла из трех приготовительных классов и четырех классов собственно гимназии. Многие девушки, окончившие прогимназию, (Л. 1об.) учились некоторое время на педагогических курсах (год или меньше) и становились учителями начальных школ в Ростовском уезде, а иногда и в городе.
После реорганизации в 1904-м году стала существовать полная женская гимназия с 3-мя приготовительными классами и восьмым, педагогическим. Обучение продолжалось 11 лет. Можно было, конечно, трехклассное образование получить в другой школе и поступить в 1-ый класс прогимназии.
Я  лично окончила полную женскую гимназию; в 1907-ом году окончила 7-ой класс с золотой медалью, а в 1908-ом году окончила восьмой, педагогический класс и получила звание домашней наставницы, как полагалось тогда по Положению о женских гимназиях.
Для обучения мальчиков существовало (Л. 2) еще высшее начальное училище (бывшее городское); туда поступали учащиеся, окончившие 3 года городского приходского училища, и обучались в течение четырех лет. Помещалось оно на Ленинской улице (бывшей Покровской).
Во время первой империалистической войны было к нам переведено Гривское высшее начальное училище, где учителями и частично учащимися были эвакуированные из западных губерний нашей Родины. Оно помещалось на Красногвардейской улице.
Начальное обучение детей проводилось в 9-ти приходских городских училищах, из которых несколько училищ было мужских, несколько женских, два смешанных, причем одно из училищ содержалось на средства Ольги Дмитриевны Мальгиной. (Л. 2об.) Здесь учились в большинстве случаев дети беднейших родителей г. Ростова и ближайших деревень. Мальгины в своей школе организовали горячие, очень питательные завтраки. Многим бедным учащимся они покупали тетради, книги, обувь и прочее.
Существовали еще три церковно-приходские школы: одна при женском монастыре, другая при Яковлевском мужском монастыре и третья при богадельне имени Плешанова.
Для детей священнослужителей существовало Духовное училище, которое находилось в Кремле (Самуилов корпус). Туда поступали по окончании трехгодичного обучения в приходском училище. Учились там 4 года, а затем поступали в Ярославскую духовную семинарию.
         (Л. 3)
В 1917-м году в корне изменилось преподавание в начальной и средней школе, изменились приемы и методы обучения.
Образовалась Единая Трудовая школа, которая состояла из школы 1-ой ступени, в которой учились пять лет, и школы 2-ой ступени, где обучение продолжалось четыре года.
В Ростове образовалось четыре школы 2-ой ступени. Заведующим 1-ой школы 2-ой ступени был Сергей Андреевич Грачев, учитель литературы бывшей мужской гимназии; заведующим 2-ой школы 2-ой ступени – Сергей Павлович Моравский, директор бывшей мужской гимназии; заведующим 3-ей школы 2-ой ступени был Сергей Витальевич Мокшеев – директор бывшего высшего начального училища, и заведующим 4-ой школой 2-ой ступени – Михаил Августович (Л. 3об) Сенькевич (эта школа, как я уже говорила, была эвакуирована).
Школ 1-ой ступени было образовано 12, они размещались в различных зданиях, иногда были мало приспособлены для занятий с детьми.
В большом здании, где сейчас Средняя школа № 1 В.И. Ленина и частично в здании педагогического музыкального училища были организованы две школы 2-ой ступени – 1-ая и 2-ая, две школы 1-ой ступени – 11-ая и 12-ая, рабфак, вечерняя школа. Всему комплексу этих школ было присвоено имя : «Дом Просвещения имени В.И. Ленина». Занятия шли, включая вечернюю школу, в три смены.
(Л. 4)
Как прошла организация 4-х школ 2-ой ступени, я не могу описать, т. к. меня в это время не было в Ростове: я училась на Высших женских курсах. Могу только сказать, что мужская и женская гимназии образовали две школы 2-ой ступени – 1-ую и 2-ую, а два высших начальных училища образовали 3-ью и 4-ую школы 2-ой ступени.
На плечи первых учителей и руководителей Отдела народного образования легла тяжелая работа по организации новой Советской школы в Ростове. Много было нерешенных вопросов и недоразумений, надо было их спешно разрешить.
Девушки и юноши, впервые очутившиеся в одной классной комнате, сначала стеснялись, а некоторые родители недоверчиво относились к новой школе и опасались, как бы не получились неприятные события. Оказалось, что эти страхи были напрасны. (Л. 4об) Скоро мальчики и девочки привыкли друг к другу и относились по товарищески. Когда я в 1919-ом году стала работать в 1-ой школе 2-ой ступени, то за редкими исключениями отношения между учащимися были вполне нормальными.
Так как обучение стало всеобщим, то учащихся было очень много, особенно в начальных школах. Обнаружилось, что учителей не хватает. Стали, можно сказать, мобилизовать учителей – назначали педагогами и таких, которые не имели соответствующего образования. Брали работников канцелярий: счетоводов, бухгалтеров и т. д. Они были мало знакомы с методами обучения и воспитания детей, а потому работали мало-плодотворно. Многие из них вскоре ушли к своим прежним занятиям.
(Л. 5)
В 1-ой и 2-ой школах 2-ой ступени учителя большей частью были из бывших мужской и женской гимназий, а также были новые преподаватели, которые стали работать педагогами или по приглашению Отдела народного образования, о чем я уже писала выше, или в силу изменившихся условий личной жизни после революции. Например, стала преподавать иностранный язык Беатриса Васильевна Титова – жена профессора, ученого, химика, Александра Андреевича (Александр Андреевич – сын известного ростовского краеведа Андрея Александровича, который оставил много трудов по обследованию нашего края). Александр Андреевич жил в то время в Париже, а жена его осталась в Ростове. Вот она и стала работать в качестве учителя иностранного языка в 1-ой школе 2-ой ступени. (Л. 5об.) (Однажды она подошла ко мне и спросила: «Вы не родственница мне?» - «Нет, мы однофамильцы» – ответила я. Б.В. говорила по-русски плохо: на ломанном языке). Вскоре она уехала в Москву, где и умерла.
Мне приходилось беседовать с бывшими учащимися Единой Трудовой школы, которые учились в 1917 – 1919 гг., когда я еще была на курсах. Из учителей этого периода они очень хорошо отзывались о преподавателях бывшей мужской гимназии – об Анатолии Константиновиче Траубенберге, Константине Васильевиче Котрохове, Сергее Викторовиче Покровском и др., (Л. 6) а также об учителях женской гимназии – Марии Ивановне Соболевой, Елизавете Ивановне Грачевой, Анне Георгиевне Майстрович.
Учителя бывшей мужской гимназии и некоторые другие преподаватели много потрудились, чтобы наладить (положить) начало развитию новой школы в нашем городе. В 1919 году, по предписанию Отдела народного образования, были организованы летние педагогические курсы для всех учителей 1-ой и 2-ой ступени. Преподаватели школ 2-ой ступени должны были посещать курсы, независимо от преподаваемой дисциплины. На курсах были даны основные установки, как надо вести занятия в 1-ой ступени, а также как освещать ту или иную дисциплину во 2-ой ступени. При курсах была организована школа 1-ой ступени для практических занятий. (Л. 6 об.) Заведующим школой был Лавр Михайлович Покровский, учитель школы 1-ой ступени при фабрике «Рольма» (б. Кекина).
На курсах были прочитаны следующие лекции и проведены такие практические занятия.
По обществоведению курс лекций читал Евгений Андреевич Мороховец. Прослушав лекции, мы ясно поняли сущность обществоведческой дисциплины, вводимой в программу Единой Трудовой школы.
По психологии и педагогике читал очень интересно А.К. Траубенберг. Он не раз указывал на необходимость индивидуального подхода к учащимся.
По русскому языку (Л. 7) С.А. Грачев остановился на вопросе новой орфографии. Он подчеркнул, что теперь не надо тратить время на механическое заучивание слов с буквой «ять», а необходимо умело использовать его для творческой работы: на развитие устной и письменной речи учащихся.
Математик, т. Крылов, дал программу для пяти групп школы 1-ой ступени, причем программа включала вычерчивание графиков и диаграмм, что не было в программе старой школы. В школе при курсах он провел четыре пробных урока на следующие темы: первая группа – измерение ломаной линии; вторая группа – куб; третья группа – выражение формул правилами; четвертая группа – понятие о функции.
Очень большое место на курсах заняли лекции по родиноведению Николая Федоровича Румянцева. Лектор, излагая общие сведения о нашей Родине, а также географические данные о земле, переходил на местный материал. Например, говоря о градусной сетке, он указал на месторасположение Ярославской губернии, а также сообщил, что город Ростов имеет широту 57°. Рассказывая о различных почвах в нашей необъятной стране, он дал сведения о составе почвы в Ростовском уезде и даже тут же составили диаграмму. Он в своих беседах указал какой материал необходимо изучить в 3-ей, 4-ой и 5-ой группах.
Много времени на курсах было уделено занятиям по вопросу (Л. 7об.) «Сад и огород». Лекции, экскурсии и практические занятия проводил Станислав Станиславович Нацевич – энтузиаст своего дела. Он много дал ценных сведений по обработке огородных культур и по уходу за садом. С.С. Нацевич настойчиво повторял, что пришкольный участок должен быть показательным; здесь должны брать опыт крестьяне и горожане. Он обратил также внимание на организацию в школе «Уголков природы». Под его руководством учащимися был организован «Уголок шелкопряда» в 1-ой школе 2-ой ступени.
По физике читал лекции Григорий Николаевич Веригин. Он очень часто многие законы, изучаемые физикой, подкреплял повседневными жизненными явлениями.
По курсу «Введение в политическую экономию» лекции читал Сергей Павлович Моравский.
По биологии все работы проводил Николай Степанович (Л. 8) Цыпленков, обладавший громадной эрудицией в вопросах естествознания. Многие учителя его хорошо знали: он был приглашен Ростовским земством до революции как руководитель практическими работами по биологии также на летних учительских курсах в 1912 году.
В Единой Трудовой школе большое место отводилось рисованию, пению, физкультуре, поэтому на курсах учителей знакомили с основами этих дисциплин. Особенно знакомство с ними было необходимо для учителей начальных школ, т. к. они сами должны были  проводить уроки рисования, пения и физкультуры.
По рисованию занимался Александр Иванович Звонилкин. До сих пор помню (Л. 8об.), как Ал. Ив. учил нас изображать в различных положениях бегущего человека. Я очень заинтересовалась и, пользуясь его указаниями, искусно вычерчивала маленьких бегущих человечков.
По пению на курсах занимался Семен Григорьевич Марков, по физкультуре – Абдулай Ибрагимович Девишев. Он часто говорил о большом развитии физкультуры и спорта в нашей стране.
Нужно отметить, что курсы дали довольно широкое объяснение новых требований, предъявляемых Советской школой, которая должна была готовить будущих строителей социалистического общества.
Все лекторы, сами будучи учителями новой школы, понимали, какие большие требования она будет предъявлять (Л. 9) к педагогам и воспитателям, а потому они старались вооружить слушателей знаниями основ Единой Трудовой школы и внушить стремление работать над собой и достигать педагогического мастерства.
В дальнейшем по мере развития Единой Трудовой школы для разрешения возникших вопросов Отдел народного образования организовал конференции и совещания, а также краткосрочные курсы. Например, в 1920 году были организованы двухнедельные занятия по картонажу и дереву. Руководителем по картонажу был Илья Александрович Федоров. Я занималась картонажными работами.
Вскоре после революции многие учителя мужской и женской гимназий уехали в Москву, Ярославль и (Л. 9об.) другие города, на свою родину. В Ростове остались только те, которые родились здесь или жили много лет в нашем городе; кроме того стали приходить новые педагоги, окончившие соответствующие учебные заведения.
В 1921 году была проведена реорганизация школы: в 1-ой ступени стали учиться четыре года, а во 2-ой ступени учились уже пять лет.
Несколько позднее в Ростове все четыре школы 2-ой ступени слились в одну, образовалась одна большая школа; число учащихся в ней доходило до 1500 человек; начальных групп было мало, но пятых–шестых групп было 11-12. Помещалась она в здании, где вначале были 1-ая и 2-ая школы 2-ой ступени, а сейчас помещается Средняя школа № 1 имени В.И. Ленина.
(Л. 10)
Начальные же школы размещались в других зданиях, их было 11 или 12.
Эта большая школа стала называться: Девятилетняя школа имени В.И. Ленина. (Четыре класса начальной школы и три класса Девятилетки составляли семилетнюю школу).
Заведующим школой был установлен быв. заведующий 1-ой школы 2-ой ступени – Сергей Андреевич Грачев.
С самого начала существования Советской школы партия, правительство и лично В.И. Ленин проявляли к ней большую заботу.
В первые дни Единой Трудовой школы были обнародованы важные декреты и постановления.
В начале 1918 года был издан разработанный под руководством Ленина декрет об отделении церкви (Л. 10об.) от государства и церкви от школы.
В одном из постановлений говорилось, что обучение в школе должно быть бесплатным и совместным.
Очень большое значение имел декрет о введении нового правописания (23.12.1918 г.).
Основное требование работы в новой школе состояло в том, чтобы все обучение тесно увязывалось с жизнью трудового общества, школа должна быть политехнической.
В школе 2-ой ступени (позднее в Девятилетке) были введены работы по труду, а именно: токарное, слесарное, переплетное дело и другие. Были приглашены инструкторы, специалисты.
Девятилетняя школа, а также школы 1-ой ступени пережили очень много изменений, особенно (Л. 11) в период от 1917 года и до 1934 года, когда она стала Десятилетней школой.
Изменялась организация учебного процесса в школе; очень часто менялись программы, методы работы.
Все изменения в школьной жизни и другие трудности мы, педагоги старшего поколения, вынесли на своих плечах и все время стремились к тому, чтобы Советская школа крепла и развивалась.
Происходящие изменения в программах и методах, как поиски новых, более совершенных методов обучения и воспитания молодого поколения – будущих строителей социализма.
Всегда мы в своей работе чувствовали поддержку со стороны В.И. Ленина и его верных соратников: Н.К. Крупской, А.В. Луначарского и др.
(Л. 11об.) В 1920 году город Ростов посетил А.В. Луначарский (Нарком просвещения). Я помню, как всех учителей города и частично района, собрали в большую аудиторию; и Анатолий Васильевич произнес блестящую речь о значении и задачах Советской школы.
Вспоминая здесь А.В., хочется отметить следующее. В школе одно время существовал комплексный метод преподавания, имевший много сторонников среди методистов, но в старших группах школы он мешал систематическому изучению школьных дисциплин. Мы старались давать учащимся прочные обоснованные знания и нередко отклонялись от комплексной темы, ссылаясь при этом на слова А.В. Луначарского, который в 1925 году говорил: Большинство школ перешло на предметный метод, считая, однако, что они применяют «комплекс», потому что он «вкраплен» в преподавание.
(Л. 12) Я уже сказала, что в Ростове из 4-х школ 2-ой ступени образовалась Девятилетка; она была очень многолюдна; учащихся было 1500 человек, коллектив педагогов был тоже очень большой.
Учителя мужской гимназии, которые при образовании Единой Трудовой школы работали главным образом в 1-ой и 2-ой школах 2-ой ступени, провели летние педагогические курсы в 1919 году и тем самым принесли большую пользу школе в нашем городе, способствуя ее быстрому развитию. Затем они уехали на свою родину, но нам, педагогам, необходимо с благодарностью вспоминать о их работе на курсах, т. к. лекции и практические занятия показали, что эти учителя немало потрудились над вопросами формирования новой школы.
(Л. 12об.) Также уехали учителя бывшей женской гимназии (или ушли на пенсию). К оставшимся преподавателям 1-ой и 2-ой школ 2-ой ступени присоединились учителя 3-ей и частично 4-ой школ 2-ой ступени. Пришли на работу новые преподаватели, и таким путем составился коллектив педагогов школы Девятилетки.
Мне хочется хотя бы кратко написать о тех педагогах-энтузиастах, которые несмотря на неблагоприятные условия работы в школе, всеми мерами стремились к ее процветанию и укреплению.
Кроме всевозможных изменений школьной работы, тормозящих ее развитие, необходимо указать, что педагоги, вместе со всеми гражданами, переживали холод и голод: страна была (Л. 13) разорена войной с Германией, интервенцией и внутренней контрреволюцией; шла кровопролитная гражданская война; народное хозяйство было истощено до крайней степени.
В школах первое время было так холодно, что учащиеся сидели в классе в пальто, валенках, даже в варежках. Руки коченели от холода, чернила замерзали, писали больше карандашом; тетрадей и учебников было очень мало.
Учащиеся и учителя голодали. По карточкам давали 300 г хлеба, да в школе еще выдавали по 100 г, но этого было недостаточно. Были организованы горячие завтраки; в Ростове в это время существовала общая кухня (против Дома культуры); там варили суп или щи и в бидонах развозили по всем школам. Хотя мяса было минимальное количество в приготовляемых завтраках, а щи часто заправлялись (Л. 13об.) мороженой капустой, но все-таки эти завтраки подбадривали учащихся и учителей.
Я в своих воспоминаниях буду касаться учителей 5-9 групп (тогда назывался не класс, а группа), в период от начала образования Единой Трудовой школы и до 1934 года, когда школа особенно часто претерпевала изменения во всех областях своей жизни.
Этот период почти полностью совпадает с моим пребыванием в данной школе.
(Л. 14) Я рассматриваю работу тех педагогов Девятилетки, которые работали в школе довольно продолжительное время, трудились самоотверженно и оказывали влияние на улучшение педагогического процесса. Мною преимущественно будет обращено внимание на учебно-воспитательскую работу в школе моих дорогих коллег (большинство которых неумолимая смерть унесла в могилу). Расскажу, насколько каждый из них владел своим предметом, как умел на уроках проявить свое педагогическое мастерство, как относился к учащимся и какой вклад внес в дело развития и укрепления нашей школы.
Всю учебную работу учителей Девятилетней школы я изложу в небольшом докладе, сопроводив большинство биографий преподавателей фотографическими карточками. В данных же воспоминаниях постараюсь кратко изложить комплекс общественных и других работ, выполняемых педагогами. Эти работы являлись неотъемлемой частью послереволюционной школы.
Прежде всего укажу на введение (Л. 14об.) в школьную жизнь в широком масштабе самообразования. Каждая группа должна была после занятий приводить в порядок в порядок классную комнату; учащиеся назначались на дежурство в коридорах, столовой и т. д. Эти работы распределялись главным образом пионерами и комсомольцами, но руководитель каждой группы (классный руководитель) должен был строго и каждодневно следить за правильным выполнением обслуживания, т. к. небрежное отношение к нему хотя бы одной группы часто влекло к непорядкам в школе.
Работу учащихся по самообслуживанию мы, педагоги, считали очень важной и нужной; она помогала нам в вопросе привития молодежи навыков трудовой жизни. Педагоги нередко проводили с учащимися беседы о роли и значении самообслуживания.
Самообслуживание целиком совпадало с принципом трудового воспитания, которое было основой формирующейся новой школы.
(Л. 15) Кроме школьной работы каждый преподаватель в то далекое время, на заре Октябрьской революции, выполнял многочисленные работы, вне школы, поручаемые школьной администрацией, Отделом народного образования и другими организациями. Эти поручения были весьма разнообразны: трудно их перечесть. Вспоминаю некоторые из них. Вот женщины-учителя чинят мешки из-под картофеля и поют хором веселые песни, а мужчины-учителя разбирают каменные кладки (стены полуразрушенных домов и церквей). Вот бригадами разъезжаются по лесным делянкам для заготовки дров для школ. Я, например, работала почти в течение (Л. 15об.) недели в августе месяце (год не помню) в деревне Семеновское в 3-х км от большого села Вощажниково. (У нас едва не случилось большое несчастье: упавшее дерево задело учительницу Екатерину Васильевну Мельницкую, которая упала, а мы все ахнули от страха. К счастью, все ограничилось испугом и большими кровавыми царапинами на лице Е.В.).
Некоторые учителя работали на заготовке торфа для отопления школ. После этих работ мы получили небольшое количество топлива для своих квартир.
Призвав на помощь учащихся, мы собирали золу и птичий помет для удобрения колхозных полей. Даже собирали по дорогам навоз: тогда еще много было лошадей и к весне (на дорогах) накапливался навоз. (Л. 16) Этот навоз также отправлялся на поля в район; часть оставляли для удобрения школьных огородов. Учителя принимали активное участие в воскресниках по уборке урожая и в других сельскохозяйственных работах.
Много времени педагоги уделяли работе на огороде. Тогда Девятилетка имела несколько земельных участков, и на них больше работали учителя, т. к. первое время родители неохотно отпускали своих детей для работы на огороде, они говорили, что дети должны учиться, а огороды у нас имеются свои.
В то тревожное время, когда контрреволюция то и дело поднимала голову, граждане, сознательно принявшие власть Советов, готовы были защищать ее с оружием в руках, поэтому профсоюзные организации образовали при учреждениях (Л. 16об.) военизированные кружки. У нас в Девятилетке также был организован военизированный кружок. На занятиях кружка мы подробно разобрали (рассмотрели) устройство винтовки и учились стрелять. Занятия по стрельбе шли в подвале школы.
Главное же значение внешкольных мероприятий заключалось в той огромной культурной работе, которую вели учителя в то время. Почти все учителя были заняты ликвидацией неграмотности и малограмотности.
Царизм лишал образования большую часть населения нашей Родины. Советская власть считала (Л. 17) первоочередной задачей бороться с неграмотностью. Основной лозунг в то время был: «Долой неграмотность».
Чтобы поднять культурный уровень советских граждан и оказать помощь в правильном понимании происходящих событий, учителя читали лекции, проводили доклады и беседы по вопросам политики, коллективизации сельского хозяйства, религии. Много работали с родителями по вопросу отсутствия религиозного воспитания в школах, что в первое время было крайне необходимо.
Некоторые учителя были делегатами существовавших тогда женотделов. В первое время после революции женщины-работницы часто стеснялись выступать наравне с мужчинами при обсуждении своих нужд и требований, вот и были учреждены женотделы. Вскоре необходимость таких учреждений отпала.
При выборах в Советы педагоги вели активную работу в качестве агитаторов и помогали в организации выборов.
     Заслуженный учитель РСФСР
     В. Титова (пенсионерка).
Почетный гражданин города Ростова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поречье-Рыбное. Топоним «Жары»

Жары´ – участок пахотной огородной земли в Поречье на север, северо-запад от кладбища у церкви св. Троицы. В настоящее время земл...