четверг, 24 марта 2016 г.

О договорах займа денег и покупки рекрута в исполнение крестьянами рекрутской повинности в маклерских книгах Ростова конца XVIII – начала XIX в.


И.М. Львов. Прощание рекрута с родителями.
В маклерских книгах города Ростова этого времени периодически встречаются договора о займах крестьянами у лиц разных сословий денег для того, чтобы исполнить или «отправить» разными способами рекрутскую повинность. Есть также договора по рекрутской повинности посадских людей или мещан.
Рекрутские наборы были одной из тяжелейших повинностей тяглого населения страны. Среди крестьян по числу работников мужского пола велась так называемая рекрутская очередь, фиксированная в специальной книге, которая хранилась в вотчинном правлении. Как известно, при общих и частных рекрутских наборах выставлялось установленное число рекрутов с определенного числа ревизских душ. В рекрутской очереди было обычно несколько больше крестьян, поэтому между ними бросали жребий.
Рекрутская повинность оправдывалась или погашалась крестьянской общиной несколькими способами: сдача в рекруты беглых и порочных крестьян, а также покупных людей; устав разрешал нанять «охотника»; покупка рекрутской зачетной квитанции, освобождавшей от повинности. Деньги крестьянам были нужны как раз в последних трех случаях – для найма за себя рекрута, покупки рекрута или квитанции. Практика найма ростовскими крестьянами за себя «охотника» в рекруты из бедных членов своей общины была в то время широко распространенной. Как и у богатых мещан. Рассмотрим один из таких договоров.
15 июня 1803 г. Ростовского уезда, казенной Карашской волости, деревни Осник крестьянин Никита Кузмин с детьми Михаилом, Тимофеем и Семеном, которые жили вместе с ним в нераздельном семействе, заняли у купца Егора Сергеева Ригина из заштатного города Петровска 500 руб. наличными деньгами. Что являлось весьма большой суммой. Для сравнения: оброк крестьяне платили в это время по 8-10 руб. в год. Очевидно, что деньги занимали состоятельные крестьяне. В договоре займа указывается, что деньги крестьянам необходимы для найма рекрута за их семейство, по рекрутской очереди.
Срок займа в договоре определен в один год. Долг мог заплатить любой из названных представителей крестьянской семьи. Получить деньги мог не только сам купец, но и его доверенные. В условиях подобных займов денег нередко упоминаются поручители. В данном случае, за крестьян поручились той же деревни крестьяне, родные братья, Василий и Иван Ильины. В документе указано, что они живут в разделе. Кроме них, еще одним поручителем выступил волостной голова Карашской волости Сергей Никитин Юрасов.
Маклерские книги, как уже отмечалось нами в предыдущих публикациях, позволяют видеть грамотность лиц, заключавших договора, условия и контракты. Крестьянин – поручитель Василий Ильин был грамотным и своеручно подписал договор. За поручителя Ивана Ильина, «по неумению его грамоте и писать» расписался его сын Егор Иванов. Сам же договор займа, как значится в договоре, составил той же Карашской волости земский Петр Елисеев. Он же расписался как свидетель за волостного голову и поручителя Сергея Никитина по его велению.
17 июня 1803 г. рассмотренный договор был явлен в Ростове от петровского купца Егора Сергеева Ригина у маклерских дел. В маклерскую книгу, под №64, его записал маклер Алексей Привалов.
Каким образом те или иные ростовские крестьяне могли нанять и даже купить рекрута – свидетельствует договор от 23 октября 1803 г. ростовского помещика, прапорщика Михаила Никитича Потулова с крестьянами ростовской казенной Рославлевской волости Антоном Ефимовым и Назаром Павловым из села Поддубного.
Согласно договору Потулов обязался представить за семейства Ефимова и Павлова годного в рекруты человека в проходивший тогда рекрутский набор – два рекрута с 500 душ. За поставку рекрута помещик взял с упомянутых крестьян денег 1200 руб. с доставкой своего человека в рекрутское присутствие. Среди условий договора также значится, что если поставленный Потуловым рекрут хотя бы через год будет обракован главной командой, то помещик был обязан переменить его, из своих, годных к службе крепостных и более вышеупомянутой договорной цены с Ефимова и Павлова не требовать. При заключении договора Потулов получил от крестьян задаток 600 руб. Остальные 600 руб. он должен был получить по поставке рекрута и отдаче крестьянам рекрутской квитанции.
Кроме подписи самого Михаила Никитича Потулова под договором стоит подпись свидетеля, ростовского помещика, подпоручика Степана Ивановича Грекова.
В целом, найм и покупку рекрута за свое семейство, как и займ денег для этого, могли себе позволить богатые крестьяне, занимавшиеся торговлей и промыслами, обладавшие капиталом. Среди ростовских крестьян таких было не мало.
Литература и источники:
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3357. Маклерская книга за 1803-1805 годы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

«Условие» обучения поварскому мастерству в маклерской книге Ростова 1808 г.

Галантин В маклерских книгах города Ростова конца XVIII – начала XIX в. периодически встречаются договоры и контракты, условия между...