воскресенье, 27 марта 2016 г.

О поставке Борисоглебскими крестьянами цимлянского вина в Петербург


Цимлянское игристое считается самым знаменитым русским вином в мире, ярким и успешным опытом отечественного виноделия. В XVIII в. казаками была придумана собственная технология производства игристых вин. Первая документально зарегистрированная бутылка Цимлянского игристого относится к 1786 г. Именно этим вином была отмечена великая победа русского оружия в Париже в 1814 г.
Несколько раз встречал в документах Московской домовой конторы графа В.Г. Орлова конца XVIII - начала XIX в, факты, свидетельствующие, что богатые торговые крестьяне его Борисоглебских слобод промышляли куплей-продажей, причем, не в розницу, а оптом крупных партий вина: Таганрог и Цимла, Макарьевская и Ростовская ярмарки, Москва и Санкт-Петербург.
Недавно в маклерской книге города Ростова 1803-1805 гг. встретился договор о поставке цимлянского вина в Санкт-Петербург, заключенный 26 августа 1803 г., в то время года, когда напиток считался готовым и поступал в продажу.
Договор свидетельствует, что угличский купеческий сын Иван Алексеев Брацов подрядился у крестьянина Борисоглебских подмонастырных слобод Ивана Александрова Суслова доставить на собственной своей твердой лодке «по водной коммуникации» товар до Санкт-Петербурга. Таким товаром у Суслова оказалось цимлянское вино. Указано его количество по накладной - тридцать три ящика, в которых находилось 2112 бутылок и вес - двести сорок три пуда. Не малая партия.
Брацов обязался везти товар в Питер «со всяким поспешением» и не чиня в пути остановок. В подобных договорах всегда оговаривались условия на предмет несчастных случаев, когда лодка могла сесть на мель или разбиться о подводный камень и пороги, если возникал пожар и др. Тогда перевозчик со своими работниками был обязан товар спасти: все ящики из воды вытаскать, положить в твердую лодку и следовать тем же курсом. Если работников в такой экстремальной ситуации не хватало, в обязанность хозяина лодки входило нанять их за свой счет. В договоре нет указания на место доставки, ни на конкретное лицо, принимающее товар в Петербурге. Есть оговорка сдать его «кому он, Суслов прикажет». За провоз товара Брацов договорился получить с Суслова по 40 коп. с каждого пуда. То есть доставка такой партии вина в Питер стоила 97 руб. 20 коп. В задаток Брацов получил при заключении договора 25 руб. Остальные деньги он должен был получить в Санкт-Петербурге, при отдаче товара.
Документ указывает, что упомянутый купеческий сын Иван Брацов был неграмотным. За него, по его личному прошению, расписался угличский посадский Сергей Заламаев. Здесь же есть дополнение к договору: при его заключении от «хозяина» Суслова перевозчик принял еще товар: 7 ящиков цимлянского вина. За приемку этого дополнительного груза за Брацова расписался уже подканцелярист угличского городового магистрата Михаил Попов.
23 сентября 1803 г. данный контракт был представлен от Борисоглебского крестьянина Ивана Александрова Суслова в Ростове у маклерских дел. В маклерскую книгу, под №117, его записал маклер Алексей Привалов.
По некоторым данным в XIX в. за бутылку цимлянского вина давали 15 руб., когда крымские вина стоили не более 2 рублей за ведро. То есть Борисоглебский крестьянин Суслов поставил в Петербург вина на общую сумму в 31 680 руб. А с дополнительными 7 ящиками - около 40 000. Для сравнения: в начале XIX в. купцы 3-й гильдии объявляли капитал в 8000 руб. Купцы 2-й гильдии – 20 000 руб. Купцы 1-й гильдии – 50 000 руб. Деньги, как видим, весьма приличные.
Источники:
РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 548. Л. 141; Д. 557. Л. 9, 40-40 об., 57-57 об.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3357. Л. 57 об.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

О достоверности воспоминаний

Попалось в сети, заинтересовало "ростовской" темой - см. ниже цитата. А сначала - мои рассуждения насчет цитаты. Нельзя со вс...