суббота, 25 января 2014 г.

«...Пирогами, и блинами, и сушеными грибами...» Ах, как все перепуталось!

Сейчас вот в беседе в Фейсбуке, в группе Музей ИНФО, по поводу какого-то объявления от Политехнического музея вот что мне вспомнилось...
В детстве у меня были две любимые книги, я по ним училась читать. Эти книги появились в нашей семье, когда мы жили в Вятском, и принесла их к нам книгоноша – было в старину и такое! Какая-то тетка, я это помню, принесла к нам эти две роскошные книжки, сказки Пушкина и сказки Чуковского, с картинками, как я значительно позже узнала, Конашевича! Как узнала прямо сейчас, он был – доктор искусствоведения, ничего себе, а?
И была в книжке Чуковского его бессмертная «Путаница». Которую я нашла, вот смешно, в библиотеке Якова Кротова, спасибо ему.



Цепочки ассоциаций у таких пожилых людей, как я, таких обремененных жизненным опытом, впечатлениями и наблюдениями, извилисты, хитры и непредсказуемы – но не в этом случае. «Путаница» Чуковского из моего детства вспомнилась мне от наблюдений за нынешней культпросветжизнью. За метаморфозами культпросветучреждений.
Мы видели, как в поисках места под солнцем первыми и очень давно заметались библиотеки. Лет пятнадцать назад уже они примеряли на себя разные одежки. Бывали и юрконсультациями, и клубами по интересам с чаепитиями, и театрами. И самодеятельных писателей-поэтов-графоманов объединяли, и краеведением руководили, и слегка даже наукой увлекались, исторической, конечно же, это самое легкое – всякие там чтения-конференции проводили, доклады издавали...
Недавно увидела я сообщение о том, что в каких-то южнороссийских краях одна библиотека учредила справочную службу по русскому языку. Объявила, что ответит на вопросы взрослых и детей по орфографии и пунктуации. Но в информации о свершениях почему-то примеры были из области орфоэпии, что ни к орфографии, ни к пунктуации никак не относится. Из чего я сделала вывод: организаторы службы нетверды в методике, и одобрять их деятельность нельзя – до тех пор, пока сами они со словарями наперевес не освоят хотя бы эти понятия: орфография, пунктуация, орфоэпия. А за справками и я сама обращаюсь на Грамота.ру – то же и всем советую.
В последнее время, в эпоху всеобщей интернетизации, библиотеки решили стать инфоцентрами. Трогательно и мило. Вот только - что бы хоть лет на десять пораньше об этом подумать? А не сейчас, когда любой вменяемый школьник на экзамен идет с мобильником, который и есть тот самый инфоцентр! Впрочем, библиотеки не могли подумать об этом ни десять, ни пять лет назад – у них не было интернета. У меня был – а у них не было, у них даже компьютера, может быть, не было, они ж бюджетные. Потому должны сейчас бежать-бежать – и догонять давно ушедшую последнюю электричку.
Осваивают непривычные для себя отрасли культработы и музеи. В этом многотрудном занятии им конкуренцию составляют народившиеся в последние годы всякие торговые заведения, гостиницы, для маскировки именующие себя музеями или библиотеками. Очень солидно смотрелось, когда винный магазин на выезде из Ростова в сторону Москвы имел вывеску «Музей водки». Впрочем, и сейчас примеров тому мы немало видим в окружающей действительности, так что пальцем указывать не буду.
Притом если библиотеки изо всех сил стараются сделать вид, будто заняты очень серьезными делами, музеи веселы и беззаботны, они взялись публику развлекать. И лезут из кожи вон, развлекая – самодеятельными артистами, самоприготовленными кушаньями, хороводами, притопами-прихлопами, эх-прокачу всякими.
Не знаю, может, я – урод, но меня никогда в музее не тянуло пуститься в пляс. Меня в музеях тянет ходить и смотреть. Сызмала вот так маюсь. А уж когда стала взрослая и самостоятельная – тем более, даже в отпуске. Смотреть, всматриваться и фотографировать – и показывать фотки всем.
С помощью инстаграма, да будут его творцы здравы и благополучны! – публикую по соцсетям фотографии всяких музейных штучек, что наснимала за последние годы на всяких вернисажах и музейных праздниках. И что интересно: оказывается, кроме меня есть люди, которые проявляют интерес к этим штучкам. Поставила я «штучкам»  хэштег тяжеловесный и никем не заявленный еще там: #музейныйпредмет
Иные «портреты» этих музейных предметов обходятся несколькими десятками лайков в инстаграме, вокруг других возникает переписка и в инстаграме, и в фейсбуке, а то и в контакте (где меня вообще-то почти нет – закрылась-окуклилась после того, как однажды взломали) – что такое, откуда, где посмотреть можно.
Так что, оказывается, есть подобные мне персоны, которые в музее интересуются музейными предметами, музейными выставками, а не играми и гуляньями. Ну, мало нас, да...
Кстати, метаморфозы происходят и с теми заведениями, что традиционно были завязаны на организацию объединений по интересам, гулянья, театральные зрелища. В Ростове эту функцию исполняет, простигосподи, МУ «Театр Ростов Великий» – так оно само себя называет. Вернее, должно исполнять, судя по названию. Однако же изрядная доля его деятельности – ...выставки. Как бы выставки. Поскольку выставками называется выездная торговля всяким, как в старину говорили, «красным товаром» – мануфактурой, обувью. Или камнями – как мы видим в объявлениях, прикрученных к фонарным столбам по Ростову.
Итак, кто там расхотел мяукать – котята?! Кто ж их, таких хрюкающих-то, в интернете за котиков признает!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Договор о доставке льняной пряжи с Ростовской ярмарки на парусную фабрику, 1808 г.

В конце XVIII – начале XIX вв. крестьяне Нечерноземья, получая мало прибыли от земледелия, свое свободное время (а им были осень, зи...