четверг, 6 апреля 2017 г.

Борисоглебский музей в середине 1950-х годов: "Дело Карасевой" в Государственном Музее архитектуры имени Щусева

Сведения из Госкаталога, точнее – госкаталожные сведения о собрании Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени А.В. Щусева – пополнили мои знания об истории существования музея в стенах Борисоглебского монастыря. А именно – об завершении «первого карасевского периода» и переходу ко «второму КП».
Объясню, что имею в виду под таким названием.

Мария Николаевна Карасева работала в Борисоглебском музее, как известно, с 23.06 1941 года по апрель(?) 1954 года. В качестве обоснования фактов ссылаюсь на себя (Мельник Л.Ю. К истории Борисоглебского музея // Сообщения Ростовского музея. Ростов, 1991. Вып. 1. С. 120-131), а не на О.Н. Залыгалову (Мария Николаевна Карасева и народный музей Борисоглеба // История и культура Ростовской земли. 2005. Ростов, 2006. С. 6-15), поскольку последняя статья хотя и содержит приведенную здесь дату, 23 июня 1941 г. со ссылкой на Борисоглебский муниципальный архив, но текст при этой ссылке есть прямая цитата из моей работы.
Это и есть «первый карасевский период». Второй характеризуется созданием Борисоглебского народного музея.


«Второй карасевский период» будем считать от июня 1961 года, момента организации краеведческого кружка при районной библиотеке, - до 1970 года, когда народный музей существование прекратил, став филиалом Ростовского музея (см. обоснование датировок у О.Н. Залыгаловой).
Моя статья характеризовала именно первый период. Статья О.Н. Залыгаловой – второй, отмечая завершение истории временем смерти М.Н. Карасевой.
Таким образом, остается неизученным период от 1954 года до июня 1961, когда был учрежден кружок в библиотеке. Трудно допустить, что в эти пять лет М.Н. Карасева просто работала в Борисоглебской библиотеке, полностью оставив краеведение – слишком много сил она отдала музейному делу, заботе о борисоглебских древностях, о монастырских постройках, чтобы закрыть для себя тему и проблему.
Оказывается, Музей архитектуры хранит так называемое «Дело Карасевой».  Номер этого музейного предмета в Госкаталоге – 6973681, инвентарный номер – P XIV, оп.6, д.86.
Объем дела не показан (можно предположить, что его составляют примерно три десятка листов), дело лишь характеризуется сведениями по материалу-технике: бумага, машинопись, чернила, по размеру: листы разноформатные. А самое главное – представлено краткое описание содержания, цитирую:
«Л.1- список документов.
Л. 2 - 8 - черновой и беловой экземпляры Заявления Карасевой в Комиссию методического Совета по Охране Памятников Культуры при Президиуме Академии наук СССР.
Л. 9 - список документов.
Л.10 - 11 - письмо Карасевой к Евгению Петровичу от 11.01.1954 г.
Л.12 – «Докладная от счетовода Емельяненко» от 10. 12. 1953 г.
Л.13 - Акт от 11.12.1953 г.
Л.14 – «Докладная от сторожа музея Тепловой Л. И.» от 24. 02. 1954 г.
Л.15 - Акт от 24.02.1954 г.
Л.16 - 18 – «Докладная» Начальнику Управления Областного Отдела по делам архитектуры т. Бобровскому от Карасевой М. Н.
Л. 19- 21 – «Докладная» заместителю Председателя Борисоглебского Исполкома Райсовета т. Малковой, Начальнику Обл. Управления по делам архитектуры т. Бобровскому и Райпрокурору т. Пологову от т. Карасевой от 26.03.1954 г.
Л. 22 - 25 - письмо Барановскому П. Д. от Карасевой М. Н. от 11.05.1954 г.
Л. 24 - 27 - заказное письмо в конверте Барановскому П. Д. от Карасевой М.Н.
Л. 28 - 29 - черновик «Письма о Ростовском Борисоглебском мон.» от жителей Борисоглеба: М. Карасевой, Корниловой, Горбунова, Михайлова, Петрова и Малафеевой».
Вновь процитирую себя – как в 1991 году мне, на основе доступных мне тогда документов, рисовалась драма конца «первого карасевского периода»:
«Борисоглебский музей был закрыт приказом по Ярославскому управлению культуры от 8 февраля 1954 г., вместе с еще одним (Тутаевским), «как несоответствующие своему назначению и не имеющие условий для развития». Фонды из Борисоглебского музея предписывалось передать в Ростовский музей.
Передача фондов из-за болезни М.Н. Карасевой задержалась и происходила, видимо, уже в мае 1954 г. Распоряжением исполкома Борисоглебского Совета от 29 апреля 1954 г. передачу должна была производить заведующая отделом культуры райисполкома К.В. Фростова.
Хозяйственный инвентарь музея следовало по распоряжению отдела культуры передать районному Дому культуры, районной взрослой и детской библиотекам. Архитектурные памятники монастыря и спецсредства по ним – «на ответственную охрану» районному коммунальному отделу, ему же - фруктово-ягодный ботанический сад и парк, садовый инвентарь.
Видимо, М.Н. Карасева сопротивлялась закрытию музея. Это видно, например, из того факта, что решение областного управления культуры о ликвидации музея датировано 8 февраля 1954 г., а 25 февраля 1954 г. работники музея М.Н. Карасева, Ф.А. Емельянова и Л.И. Теплова должны были быть уже уволены, но еще и 24 апреля 1954 г. М.Н. Карасева отправляет в областное управление культуры свои расчеты на расходы по спецсредствам на 1954 г., и подписывается: «директор музея Карасева»».
Как видим, указанное описание дела в ГНИМА подтверждает мои предположения. М.Н. Карасева действительно сопротивлялась решению о закрытии музея – писала письма во множество инстанций – областных, московских, в различные службы и ведомства.
 Другое дело, под названием «Борисоглебский монастырь близ Ростова Великого, осн. 1363 г.Документы о работе Комиссии Совета Министров РСФСР "по вопросу состояниязданий бывш. Борисоглебского монастыря и целесообразности использования их вмузейных целях"» (номер в Госкаталоге – 6973680; инв. номер - P XIV, оп.6, д. 89). Оно датируется 1923-1955 годами, явно перекликается с «Делом Карасевой». В частности, можно предполагать, что оно содержит документы о реакции П.Д. Барановского на те обращения М.Н. Карасевой, что перечислены в первом деле. 
Цитирую описание второго дела:
«Л.1 - "Основания национализации" Борисоглебского монастыря.
Л.2 - счет от Барановского П. Д.за командировку 1929 г.
Л.3 - черновик письма Зам. Нач. обл. Упр. Культуры Клементьева в Управление Культуры Исполкома Яросл. Обл. Совета Депут. труд от 24.04.1954 г.
Л.4 - 5 - удостоверения Барановского П. Д. 29.05.1954 г. и 28.06.1955 г.
Л.6 - записка Барановского П. Д.
Л.7 - 9 - описание состояния архитектурных памятников монастыря.
Л. 10 - "Мероприятия к проекту постановления Облисполкома".
Л.11 - 14 - учет площадей допустимого и недопустимого использования.
Л. 15 - 19 - "Сведения для организации турбазы" в Ростовском Борисоглебском монастыре.
Л. 20 - черновик письма Барановского П. Д. Начальнику Ярославского Областного Управления по делам Архитектуры т. Бобровскому.
Л. 21 - "Мероприятия настоящего момента" по Борисоглебскому монастырю.
Л. 22 -25 - переписка Барановского П. Д. с Гнедовским по поводу акта осмотра Борисоглебского монастыря.
Л. 26 - 31 - черновой и беловой экземпляры Акта осмотра Комиссией Борисоглебского монастыря от 3 июля 1955 г.».
Наконец, к тому же драматическому эпизоду между двумя «карасевскими периодами» относится третий документ того же Музея архитектуры – «Историко-архитектурные справки по Борисоглебскомумонастырю» 1954 года (номер в ГК – 6973643, инв. номер - P XIV, оп.6, д. 87).
Вот его описание: 
«Л. 1 - 2 - черновые записи о Сретенской церкви Борисоглебского монастыря.
Л. 3 - 7 - Барановский П. Д. Черновой и беловой варианты рукописи "Ростовский на Устье Борисоглебский монастырь Ярославской области и находящийся в нем Краеведческий музей" 20.02.1954 г.
Л. 8 - 16- Федоров В. И. Рукопись "Кремль Ростова Ярославского и Борисоглебский монастырь. Историко-архитектурная справка"».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Правнучка Елкиных в Ростовском кремле

Сегодня в Ростовском кремле произошла удивительная встреча. По приглашению директора усадьбы купцов Плешановых Ивана Николаевича Синюш...