пятница, 6 марта 2015 г.

Воробьёв Александр Васильевич: из воспоминаний о войне


К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
Воробьёв Александр Васильевич [справа] с боевыми друзьями. 1945 г.
- Родился я в селе Поречье 4 сентября 1922 г. Окончил 7 классов, а потом работал на поречском консервном заводе.
Когда началась война, был призван в ряды Красной Армии. Сразу 15 октября 1941 г. меня зачислили в 49 гвардейскую стрелковую дивизию. Вместе с ней прошёл от Москвы до Вены – столицы Австрии. Дивизия наша действовала в составе 2-го и 3-го Украинских фронтов. В этой дивизии я находился в составе 51-ой гвардейской разведывательной роты с октября 1941 г. по март 1945 г. А в марте 1945 г. был ранен в левый глаз и потерял на него зрение. В госпитале лечился с марта по июль 1945 г.
К концу войны нашей 49–той гвардейской стрелковой дивизии было присвоено наименование 49–той гвардейской, Херсонской, ордена Красного знамени Суворовской дивизии.
Военные годы были трудными и тяжёлыми для всех. И в тылу, и на фронте. Воевал я в разведывательной роте, а её задачей и дивизионных разведчиков, в основном, было взятие языка, то есть живого немца, от которого берутся сведения о противнике. При этом требовалась смекалка, ловкость, сноровка. Конечно, разведчику всегда запоминаются свои разведывательные операции. Помню, дело было под Сталинградом. В составе нашей развед. роты было 8 человек. Перед нами стояла задача переправиться через Волгу и взять языка. Сапёрами нашей дивизии была подготовлена лодка, вёсла обёрнуты тряпками, для того, чтобы не так было слышно всплеска вёсел. С наступлением глубокой, тёмной ночи, около двух часов, мы начали переправляться на ту сторону Волги. Немцы чувствовали себя свободно, так как река в тех местах очень широкая и немцы не думали, что горстка разведчиков отважится перебраться на тот берег. Командовал нашей группой старший сержант Шевченко. И вот, когда мы благополучно перебрались на другой берег Волги, мы начали ползти к окопам. Ползли к окопам я, командир и ещё двое товарищей. Другие четверо должны были прикрыть нас, в случае чего, из автоматов. Когда мы подползли почти вплотную к окопу, там было тихо. Старший сержант осторожно опустился в окоп и увидел пулемёт, около него никого не оказалось.
Забрав пулемёт, он вернулся к нам и доложил обстановку. В это время мы заметили - из блиндажа трубы вылетают искры. Тогда Шевченко взял одного из ребят и пополз к блиндажу, а мы двое: я и Вершинин остались лежать около окопа. И буквально через 2 – 3 минуты раздался взрыв. Я и Вершинин бросились бежать к тем остальным четырём товарищам, которые остались у лодки и, оставив у лодки одного, мы все пятеро бросились опять к окопам. Около самих окопов в это время показался человек, который бежал к нам. Мы подумали, что это бегут наши ребята. Тогда мы встали, чтобы видели куда бежать. Но когда мы разглядели, это был немецкий офицер. И, конечно, без сопротивления был взят нами. Подгоняя его автоматами, мы побежали к лодке. Это всё делалось буквально секунды, не знав, что делается там с нашими. Без старшего, не зная что делать дальше, мы ждём. И вдруг бегут остальные двое. Мы погрузились в лодку, немца привязали и стали уходить к своим. Мы гребли кто, чем мог, даже автоматами, чтобы лодка шла быстрее. Но немец пришёл в себя, и так осветил Волгу осветительными ракетами, что стало как днём, и открыл по нам мощный пулемётный и миномётный огонь. Не доехав до нашего берега метров 6 – 8, в нашу лодку попала мина и ранила наших двух ребят. У берега ждала нас машина, которая повезла нас в штаб. В штабе дивизии мы не могли точно рассказать, как к нам прибежал немец, но потом выяснилось. Это было так: когда старший сержант с бойцом побежали к блиндажу, то увидели, что там, в карты играют солдаты. Тогда старший сержант решил бросить туда противотанковую гранату. На самом деле солдаты должны были находиться в окопах, и офицер из другого блиндажа, услышав взрыв, решил проведать, в чём дело и побежал к окопам. Но в окопах оказались наши, и офицер попал в наши руки как язык. За эту операцию старший Шевченко был награждён орденом Красного знамени, а мы все были награждены орденами Красной звезды. Это был самый характерный эпизод в моей военной жизни, а подобных случаев было очень и очень много.
Да, есть награды: орден «Красной звезды», медаль «За Отвагу», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За Победу в Великой Отечественной войне», знаком «За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне» и медалью «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне».
________
Записал А.Г. Морозов
Воспоминания Александра Васильевича Воробьева хранятся в архивном собрании ГМЗ «Ростовский кремль» // ГМЗРК. Д. 1077. С. 14.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Борисоглебский музей, дом крестьянина Елкина 12 августа 2017.

12 августа сего года, в день празднования дня поселка Борисоглебский, в музее - доме крестьянина Елкина прошли мастер классы для дете...