понедельник, 2 марта 2015 г.

Глебов Антонин Никитич: из воспоминаний о войне

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
Антонин Никитич Глебов. 1942 г.
Родился в Поречье-Рыбном 25 ноября 1924 г. Проживал в Поречье, ул. Фрунзе, дом 27. Умер в 2009 г.
- О начале войны я услышал, возвращаясь с консервного завода, с 3-й смены, по утру. Многие подростки, юноши тогда работали на заводе.
Призван в 1942 г. Было мне тогда 17 лет. Попал в военно-пехотное Коленковическое училище. Оно было эвакуировано из Белоруссии под Рыбинск, станция Переборы. Командир училища, помню, - Минин. Учился я в училище вместе с односельчанином Сергеем Седовым. Его выпустили вперед, отправили под Сталинград. Нас должны были выпустить младшими лейтенантами, но по приказу Сталина выпуск был досрочным, младшими командирами. Из училища мы вышли старшими сержантами. Был помощником командира взвода. Командира полка не помню. Комбат – Белов. Ком роты – украинец, высокий, фамилию уже не помню. Как звали политрука, тоже не помню. Был он маленький, лысый, уговаривал вступать в ВКП (б).
Зимой дали нам бушлаты, американские ботинки с обмотками. Командирам давали кирзовые сапоги. Мать привезла мне в училище валенки, а я их при отправке нас на фронт выменял на бутылку вина и блюдо соленых огурцов. Летом – шинель, саперная лопатка. Противогазы были у нас только в училище. Нож не у всех.
Кормили нас перловкой, овсянкой полевые кухни. Как-то у комбата лошадь пропорола бок. Зарезали ее и сварили. Давали паек – американскую тушенку. Однажды много нас присело на привале у полевой кухни поесть. И почти поели, как над нами стал кружить немецкий самолет. Командир приказал открыть огонь из всех видов оружия. Самолет улетел. Потом, говорили, что когда мы уже ушли, на это место прилетали бомбить несколько немецких самолетов. Из посуды – кружка, ложка, котелок, фляга.
Из Переборов бросили нас на станцию Тихая Пустынь, на формирование. Как я потом узнал, там также были наши поречане – Булатов Николай, Хитров Никита. Затем, бросили нас на Курскую Дугу. 21 дивизия, командир – генерал-лейтенант Телков. Шли с боями, форсировали реку Угру. Я был во втором эшелоне войск. Днем отдыхали, ночью шли. В рукопашной не был. Но часто бывало – шли по полю боя через наших и немцев, убитых и раненых. Бывало, что и наши добивали раненых немцев, от злости.
Боевыми друзьями на фронте у меня были Гусаров Владимир – командир I отделения, I взвода, I роты, из Новгорода. Связной у командира роты был земляк из Белогостиц. Фамилии не помню, но наших было рядом много.
Любили песню “Катюша”. Как-то приезжали московские артисты, выступали на бортовой машине, пели, читали стихи, а кто не помню. Выпускали газету. Называлась она “Огонек”. Политрук подводил итоги боев за день, за неделю. В праздники давали по 100 гр. Перед наступлением у нас по 100 гр. не давали.
В августе 1943 г. демобилизовался по ранению. Брали высоту у деревни Гороховка Курской области. 4 часа шла артподготовка. С вечера заняли исходные позиции. Я шел третьим. Комбату, который вел нас на исходные позиции, а он шел первым, немецкий снайпер прострелил пилотку – убил. Строй рассыпался. Утром мы пошли в атаку. Немцы открыли по нам шквальный огонь. Нашу пехоту поддерживали танки. Немцы стреляли по танкам болванками. Меня такой болванкой ранило в ногу. Порвало жилы ступни. Ребята обработали рану, нам тогда хорошие сан пакеты выдавали, наложили жгут и пошли дальше в атаку. Я пополз вдоль фронта, слышу, – кричит мне боец, тоже ранен – в живот. Кстати, он был моим земляком – из-за озера, или из Угодич, или из Белогостиц, не помню, как его звали. Осмотрелись, хотя как? Немцы вели сильный артобстрел – головы не поднять. Увидели все же недалеко от нас нашу минометную батарею. Я пополз к ним за помощью. Только отполз, тут немецкий обстрел усилился. Я скатился в воронку от авиационной бомбы полную воды. Услышишь, как немецкий снаряд завыл, наберешь воздуха и в воду с головой. Вижу потом, кровь на воде – из раны просачивалась. Пробрался все же к минометчикам, они нас вытащили на дорогу, где ходили машины.
Подобрала нас лошадь, где было еще два раненых бойца. До 3 часов дня возили по разным медсанбатам. Потом положили в один, взяли на анализ кровь, а у меня оказалась I группа. Запаса этой группы крови для переливания в госпитале не было, дала мне кровь санитарка. Положили ее на соседнем столе, сделали мне переливание крови из нее, значит, по трубочке перетекало в меня. Операцию делали в полевом передвижном госпитале, наложили гипс. Госпиталь был сделан в помещении скотного двора. Были мы там двое суток. Затем на санитарном автобусе, где в салоне у каждой стенки были двух ярусные нары, нас эвакуировали. Дорога-то вся разбита техникой, бомбежками, бойцы стонут. Под гипсом у меня завелись червяки, сил нет - чешется, но кто-то сказал, что они не во вред – отсасывают только.
Потом на поезде нас отправили в Москву, а оттуда распределили на Северный Кавказ, в Пятигорск. Был там госпиталь в бывшем 7-м санатории, рядом – грот Лермонтова. Фонтан – голова льва, а из нее течет нарзан. Сняли гипс. Операцию назначили через неделю. Хирург была молодая красивая девушка лет 25-ти. А сестра старая. Положили на операцию, дали наркоз, говорят: считай до 100. Я досчитал да 29 и отключился. Но слышал, что операцию отменили из-за того, что сестра вставила полотно в пилку для пиления костей наоборот. Отложили операцию до следующего дня. Делали операцию мне 3 раза, потому, что началась гангрена. Три раза опиливали кость. От покоев до операционной было метров 300, и нас носили туда на носилках. Помню, после операции страшно ругался. У меня началась малярия, видимо из-за непривычного климата. Потом –почки. Здорово опух. Сестра смотрела за мной 10-12 дней. Делали уколы. Полнота долго не проходила. Шефы, один из зерносовхозов, привозили арбузы, виноград, семечки. Долго не заживала рана на ноге.
Я поехал в Москву к сестре. Выходил в Сталинграде за продуктами. Только в Москве на ноге у лигатуры все вышло и зарубцевалось. Жил у сестры в Москве неделю. Думаю, надо ехать домой в Поречье. В Москве в магазинах все по карточкам. Иду я по городу. Увидел в одном магазине селедку - так захотелось соленого. Сестра говорит – ладно, подожди до вечера, принесу. Поехал на поезде домой в Поречье. Еду и думаю: - Как я теперь без ноги… Сошел в Деболовске, а там Василий Яковлевич Костылев, твой прадед, Саша, - приехал на лошади за почтой. А он тоже без ноги. Пока ехали в Поречье, поговорили. Он меня как-то вроде и успокоил. Дома встретили отец, мать, так, ничего. Мать, еще когда я в госпитале лежал, писала мне, что выиграла на лотерейный билет отрез материи – бостон, цвета луны. За него в Поречье давали мешок пшеницы. Потом я сшил из него костюм-тройку. Пробыл дома около месяца. А в Поречье огороды у каждого, какой я работник. Сестра говорит мне: - Приезжай ко мне в Москву, я тебя пропишу, найдешь работу.
Поехал к сестре. Она нашла мне работу на лесотарном заводе. Делали на этом заводе ящики, но не помню для чего. Я был конторщиком, но работа эта мне не понравилась. Встретил я друга – Бориса Смирнова. Нашли мы объявление: открываются курсы от Московских кафе и ресторанов. Нас туда взяли. Занимались 3-4 часа, 2-3 раза в неделю. Пенсию получал всего-то 150 руб. Учились 6 месяцев, выдали удостоверение, распределили. Я попал работать в ресторан “Аврора”. Был бухгалтером. В этом ресторане питались старые большевики. Жизнь была нелегкой, зарплата маленькая. А им, старым большевикам давали билеты в театры, куда они почти не ходили. Ну, они нам эти билеты подкидывали. Мы же эти билеты продавали, деньги на еду. Опять мне эта работа не понравилась. Часто ездил в Поречье. Выписался из Москвы в 1948 г. В 1949 г. женился в Поречье, поступил работать на консервный завод в мае 1949 г. Вышел на пенсию в 1989 г. Стаж – 40 лет. Фронтовых у меня наград нет. Орден Великой Отечественной войны II степени, да шесть юбилейных медалей. Известие о Победе услышал в Поречье, дома. Все вокруг и радовались, и плакали, а потом и выпили.
Глебов А.Н. на сайте Подвиг народа.
_________
Записал А.Г. Морозов.
Воспоминания Антонина Никитича Глебова (1924-2009.) хранятся
в архиве Государственного музея-заповедника "Ростовский кремль"// ГМЗРК. Д. 1077. С. 16.

Поречье-Рыбное. Группа ветеранов Великой Отечественной войны на митинге  9 мая 2007.
Крайний справа - Анатолий Никитич Глебов (1924 - 2009.).  Фото: А.Г. Морозов

1 комментарий:

  1. Большое Вам спасибо! - С нетерпением жду следующих воспоминаний!
    А в "одноклассниках ростовских" сделайте пожалуйста отдельную тему, чтобы не затерялся среди купи-продай такой богатый материал.

    ОтветитьУдалить

Поречье-Рыбное: эксперты по наследию и туризму

23 июля сего года в Поречье-Рыбном,  по приглашению депутата Муниципального совета сельского поселения, сотрудника ГМЗ "Ростовск...