понедельник, 13 октября 2014 г.

Борисоглебские слободы: крестьянские дома. Дом Алексея Дмитриевича Шадрина

Авторы публикации: Светлана Лапшина, Александр Морозов
Вводная публикация о проекте здесь.
Вид с северо-запада. Фото здесь и ниже: А.Г. Морозов, 28.08.2014.
 Адрес: пос. Борисоглебский, ул Допризывная (бывшая слобода Мокруша), дом №8.
Описание: двухэтажный, с мезонином, жилой дом, нижний этаж кирпичный, оштукатуренный, второй рублен «с остатком» и обшит тесом. Главный западный фасад  в шесть оконных осей имеет симметричную композицию, выходит на красную линию улицы. Декор фасада первого этажа составляют штукатурные рустованные филенчатые лопатки на углах объема и в местах внутренних капитальных стен, профилированные штукатурные рамочные наличники окон. Первый этаж отделен от второго профилированной лепной тягой, покрытой железным козырьком.
Высокие окна второго этажа, окна мезонина имеют лучковые перемычки, оформлены резными наличниками и завершены шипцовыми сандриками с заплечиками. Накладной и пропильной орнамент украшает наличники и сандрики.  Фризы украшены прямоугольными филенками с накладным орнаментом, а карнизы - узким пропильным подзором. Декор боковых фасадов аналогичен главному. Вальмовая кровля, крытая по железу шифером, несет мезонин под двухскатной кровлей. В тимпане мезонина лицевого фасада рисунок пропильной резьбы. С южной и с восточной сторон к дому прилегают тесовые закрытые крыльца с прямыми лестницами на второй этаж. Узкая лестница на чердак – в восточном крыльце.
Во внутренней планировке комнаты расположены по осям главного и боковых фасадов, с узким коридором по центральной оси здания, куда выходят изразцовые щиты печей. В ряде жилых комнат изразцовые печи и лежанки со щитами, не единожды переделанные. Филенчатые двери. На первом этаже потолочные карнизы с плафонами.
Легенда: Алексей Дмитриевич Шадрин крестьянин с Юрьевской слободы Ростовского уезда переехал на постоянное жительство в Борисоглебские слободы в 1897 г. Именно тогда были построены на Мокруше два дома: один полукаменный (сохранился),  другой каменный двухэтажный, к югу от первого, снесенный в 1990-е гг. В этом каменном доме жилые комнаты были на втором этаже, а внизу было колбасное производство. С 1930-х гг. в этом доме размещалась аптека. Долгое время заведующим аптекой был Иван Осипович (Иосифович) Люткус, но в 1960-е гг. он из Борисоглеба уехал. Местные жители прекрасно помнят и это здание, и уютную аптеку с красивой лестницей, балконами на втором этаже.
Переезд Алексея Дмитриевича в Борисоглебские слободы сопровождался значительными трудностями. Борисоглебское сельское общество с трудом принимало в свою общину «варягов», видя в них достойных конкурентов. Так, практически самовольно А.Д. Шадрин решил строить дома на «вымороченной» усадебной земле, принадлежащей умершему крестьянину Фёдору Алексеевичу Рыбакову. А.Д. Шадрин уже выкопал котлован для фундамента и завёз строительные материалы, как вдруг борисоглебские крестьяне поставили на сельском сходе «вопрос о дозволении построить Шадрину дом» и единогласно приговорили поручить сельскому старосте Василию Лапину «не дозволять постройки, так как земля всецело принадлежит сельскому обществу. А заготовленный Шадриным материал приказали с площади убрать и ямы засыпать». Кстати, на это место был ещё один претендент – Василий Николаевич Колчин.
Дело о постройке дома Шадрина приобретало скандальный оборот. Доверенный от общества Фёдор Михайлович Честнов от обязанностей доверенного отказался, этим делом стали заниматься Иван Иванович Бесчастнов и Михаил Алексеевич Путанкин.
Алексей Дмитриевич Шадрин выиграл торги и стал арендатором монастырского трактира. Из-за своего немалого состояния Алексея Дмитриевича Шадрина часто называли купцом. Связи свои на Борисоглебской земле он упрочил, когда выдал замуж свою дочь Любовь за Николая Матвеевича Фафинова, сына Ростовского купца, содержащего в Борисоглебе магазин элитных вин. Известно, что Шадрин платил монастырю аренду и по договору ещё бесплатно кормил или поил чаем приходящих в монастырь богомольцев. Затем, своё дело он передал сыну Николаю Алексеевичу Шадрину.
Из воспоминаний Ганиной (Шадриной) Ольги Владимировны (1930 г.р.)
«Я прихожусь правнучкой Алексея Дмитриевича Шадрина, крестьянина села Юрьевская слобода Ростовского уезда. А.Д. Шадрин арендовал у Борисоглебского монастыря двухэтажный дом по северной стене. Здесь было трактирное заведение и писчебумажный магазин (размер этого здания – 20 саженей в длину и 3,5 сажени в ширину). За аренду Шадрин платил 876 рублей в год, аренда оформлялась на 10 лет, последний раз она была заключена в 1911 г. (на 1911 – 1921 гг.).
Известно, что монастырь платил Шадрину по 35 рублей в месяц за еду богомольцев. Из рассказов деда я помню, что Алексей Дмитриевич  частенько подсмеивался над священниками, которые у него столовались: кормил он их грибным супом на крепком мясном бульоне; они ели всё подряд и никаких постов не соблюдали. У А.Д. Шадрина было 3 сына: Дмитрий, Иван и Николай (мой дед). Ивану и Николаю отец построил два дома на Мокруше (ныне ул. Допризывная). Одни дом снесен (это бывшая аптека), а другой сохранился, слева от бывшей аптеки – низ каменный, а верх деревянный. У деда было колбасное дело. Дед был очень строг, детей не баловал. А чтобы погулять, сыновья воровали ключи у спящего отца, отпирали кладовую, и, стащив один другой круг колбасы, превращали это в деньги, на которые веселились. При раскулачивании, в описях имущества не было ничего ценного; дорогие вещи попросту были растащены милиционерами и теми, кто конфисковал. Не взяли только ковры, так как они были свёрнуты и выглядели как простая мешковина. Эти ковры бережно хранятся, как память, в семьях уцелевших родственников Шадриных.
А моя бабушка происходила из рода купцов Черепенниковых с Селищенской слободы. Она вспоминала, что забирали всё – даже кольцо обручальное сорвали с пальца, а в сообщении доносчики указали, что Шадрины оказали сопротивление.
В настоящее время я живу в родовом доме деда по материнской линии (ул. Полевая, д.17). Дом построен, вероятно, в 1894 г. После раскулачивания, во дворе этого дома стояли колхозные лошади».
Охрана: памятник архитектуры местного значения. В своде датирован второй половиной XIX в. Постановление главы администрации Ярославской области от 22.11.93 г. № 329.
Вид на улицу со смотровой площадки башни "Максимовка" 1950-е гг. // Из собрания Арины Оганесян (Болотовой)


Боковой, южный фасад


Вид с юго-востока
Декор лицевого фасада


Лицевой фасад


Декор южного, бокового фасада

Мезонин, лицевой фасад
Коридор, мост первого этажа
Кухня, боковая комната в северной части дома первого этажа


Жилая комната в передней, северной части дома первого этажа




Лестница на второй этаж в восточном тесовом крыльце

Коридор по центральной оси здания, второй этаж




Изразцовая лежанка в боковой комнате второго этажа южной части дома



Лестница на чердак в восточном тесовом крыльце






Комментариев нет:

Отправить комментарий

Где начинается и где заканчивается археология?

19 мая 2017 г. в Борисоглебском филиале музея-заповедника "Ростовский кремль" - доме крестьянина Елкина прошла пятая, заключ...