вторник, 1 июля 2014 г.

Борисоглебское крестьянство: В трудные двадцатые…

Нам сегодня почти невозможно представить, до какой степени дошло разорение крестьянства в результате первой мировой и гражданской войн, какая разруха наступила в крестьянской России. Вот довольно красноречивый документ – протокол заседания Борисоглебского волостного съезда Советов депутатов от 2 декабря 1919 года. В ответ на требование уездного продовольственного комитета о «доставке в Ростовский Упродком 62 голов крупного и 55 голов мелкого скота» съезд постановляет:
«Со дня существования Советской власти все бывшие мобилизации как лошадей, так и требования на рогатый скот выполнялись по всей силе возможности, хотя и в ущерб сельского хозяйства. А настоящее требование является уже непосильным… для того чтобы поддерживать и так уже расстроенное кровавой пятилетней бойней сельское хозяйство скудным остатком скота, а потому съезд Советов обращается с ходатайством перед ЦИК чтобы означенный скот не был взят и оставлен в интересах самой Республики… При всем своем желании волость все это … дать не может. Борисоглебская волость старается по всей силе возможности наряд выполнить честно полностью, дабы дать изголодавшемуся рабочему все что можно. С изъятием же скота урожайность из-за недостатка удобрения должна пасть… Скот уже переведен, частью из-за недостатка корма и частью ранее взятого на нужды Красной Армии».
Истощалось сельское хозяйство, голодали люди. В июне 1920 года очередной волостной съезд Советов записал в своем постановлении: «В виду того что население волости в настоящее время, а в особенности рабочее крестьянство питается крайне скудно, в виду полного отсутствия льняного масла, мяса, соли, А также и всевозможных круп, а потому приходится питаться только молоком, как единственным продуктом не требующим при употреблении соли… постановили просить о разрешении произвести добровольную доставку масла и яиц по силе возможности, и лишь только на товарообмен, а в особенности на предметы первой необходимости, а именно: соль, мясо, и керосин; которая, то есть добровольная поставка дает безусловно по всей вероятности лучшие результаты, так как многие крестьяне волости в настоящее время очень нуждающиеся в соли, и вынуждены делать себе отказ в молочном и последние золотники масла и молока нести в город на смену с рабочими на соль, которая у рабочих как видно является излишней…».
Конечно, не только в Борисоглебской волости была такая обстановка. Тяжело приходилось всей России, всей Советской республике. Новый урожай давал лишь небольшую передышку, после которой голод наваливался с прежней силой.
Лето 1921 года памятно для России страшным голодом в Поволжье. В уездной ростовской газете «Известия Советов» в этом году писалось: «Положение детей в Чувашской и Мариинской областях, Татреспублике, часть. Вятской. Уфимской, Самарской и Симбирской губерниях таково. Масса детей питается травой. Много смертных случаев. Вереницы детей тянутся в города, прося подаяния».
Местности, Где хлеб уродился, пришли на помощь, там развернулась работа по сбору для голодающих Поволжья продуктов и денег на покупку продовольствия, Работа эта велась и в Борисоглебской волости. О деятельности организованного здесь комитета помощи голодающим дает представление заметка в издававшейся в сентябре 1921 года в Ростовском уезде газете «Клич» - органе Ростовского уездного комитета помощи голодающим. В той заметке, названной «Что мы сделали», рассказывается: «Примером для всех может служить Борисоглебский комитет, председатель которого Малинский лично обошел 28 селений с агитацией и призывом помочь голодным и результатом его преданности делу мы видим в Борисоглебской волости самые крупные пожертвования».
Но взносами дело не ограничилось. В начале сентябре 1921 года в Борисоглебской волости уже обсуждался вопрос о прибывающих сюда детях «из голодающих местностей Поволжья и содержании их на средства волости». На заседании расширенного пленума волисполкома было выражено «пожелание принять  в волость прибывающих детей в числе 20 человек»,
Вначале решили предложить желающим жителям Борисоглебских слобод и окружающих селений, в том числе и соседних волостей, принять приезжих в семьи, на полное иждивение.
Немалое количество крестьян изъявляло желание принять сирот. Вот, к примеру, выписка из решения общего собрания жителей деревни Горки:
«После обширных обсуждений согласились взять следующие граждане: А.В. Лебедев – девочку 10-15 лет, М.И. Лебедев девочку 12-15 лет, М.Д. Лебедев девочку 10-15 лет, И.А. Бадахин мальчика 8-12 лет, М.Я. Щербакова девочку 8-10 лет. Остальные граждане обещают поддержать этих граждан в смысле ухода».
Но в Борисоглебском волисполкоме впоследствии было принято решение об устройстве «особого детского дома». Был создан комитет, а волисполком обязали оказать этому комитету помощь «в смысле снабжения детей продовольствием путем добровольного сбора продуктов». Объявлялось, что комитет ждет добровольной поставки картофеля, капусты, других овощей, а также ниток.

Под детский дом отвели «в ограде монастыря… отдельное помещение бывшей богадельни» - судя по всему, здание, ныне называемое Архиерейской кухней. Управление детским домом было поручено заведующему домом ребенка Балашову. На оборудование здания волисполком затратил деньги в сумме около пяти миллионов рублей.
Волость приняла сирот, обеспечила всем необходимым. Помимо этого в то же самое время в волости шел сбор продуктов в пользу голодающих, выполнялось специальное обложение, учрежденное в этих целях. При том надо помнить, что крестьяне Борисоглебской и соседних волостей только что сами пережили голод, сельское хозяйство оставалось нарушенным.
В начале 1922 года по сельсоветам волости было распространено письмо-обращение поволжских детей-сирот, живущих в борисоглебском детском доме, ко всем крестьянам. Там содержались, в частности, такие слова:
«Вы приютили, спасли нас от лютой смерти, вы согрели, накормили нас… из которых каждого ждала одна горькая участь –смерть, преждевременная, страшная, мучительная… Не забудем мы долго ваших жертв. Надолго останется в наших сердцах ваше благодеяние и кто из нас вернется на свою родину, он долго будет рассказывать, что есть люди на Руси, которые имеют добрые и отзывчивые сердца».
Под этим письмом – несколько подписей: Крашенинников Василий, Емелин Николай, Корчагин Иван, Кудрявцев Петр, Козин Тимофей, Трофимов Роман, Христофоров Иван, Авдотьин Иван, Дятлов Александр.
Ответом крестьян на это письмо был новый приток продуктов в детский дом.
10.05.1988, опубликовано в борисоглебской районной газете «Новое время».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Договор о доставке льняной пряжи с Ростовской ярмарки на парусную фабрику, 1808 г.

В конце XVIII – начале XIX вв. крестьяне Нечерноземья, получая мало прибыли от земледелия, свое свободное время (а им были осень, зи...