вторник, 8 ноября 2016 г.

Договоры о покупке и снаряжении ростовскими торговыми крестьянами барок для поставки провианта в казну в маклерских книгах Ростова конца XVIII – начала XIX в.

Вид города Рыбинска из-за реки Волги. 1824. Бумага, акв, Собрание РГВИА.
Благодарю Сергея Овсянникова за указание на это произведение 

С середины XVIII столетия районы черноземных губерний становятся сосредоточием барщинного хозяйства помещиков с ориентацией производства зерна на рынок. Главным фактором углубления и развития внутреннего рынка явился рост неземледельческого населения, занятого торгово-промышленной деятельностью. Этот рост осуществлялся в основном за счет промыслового крестьянства. Внешний вывоз хлеба в XVIII в. составлял еще лишь от 3% до 7% всего зернового баланса. Вместе с тем помещики не являлись главными поставщиками товарного хлеба. Основную его массу давали все же крестьяне Черноземья, все более втягиваясь в систему товарно-денежных отношений. С середины XVIII в. вверх по Волге резко возрастают хлебные грузопотоки.
В документации Московской домовой конторы графа В.Г. Орлова периодически встречаются прошения крестьян ростовских вотчин об отпуске их по торговой части на Макарьевскую ярмарку, в Казань, Петербург, Оренбург, Уральск, Уфу и другие «торговые города. Не ограничиваясь торговлей на ярмарках, заведением лавок в городах ростовские помещичьи крестьяне брали подряды на поставку товаров в казну. Большую роль в снабжении вооруженных сил играли закупки, производившиеся различными правительственными учреждениями. Значительные обогащения на военных казенных поставках, особенно во время войны, следует отнести к источникам первоначального накопления. В вотчинной документации В.Г. Орлова имеются сведения о подрядах на десятки тысяч пудов муки, зерна, крупы в военное ведомство, о масштабной торговой деятельности определенного круга крестьян с. Поречья. Такие крестьяне пользовались особым доверием помещика и участвовали в значительных оптовых операциях по продаже упомянутых товаров, произведенных в его же вотчинах, например в Усолье (Средняя Волга). А для перевозки товара – провианта нужны были барки.
Рыбная слобода, с 1777 г. город Рыбинск, по своему географическому положению являлась одной из северных точек Волги, где река, вниз по течению, становилась значительно полноводнее, принимая воды рек Шексны и Мологи. Выше впадения этих рек Волга была более мелководнее. Значительный поток грузов, следовавших вверх по реке и Вышневолоцкой системе в Петербург, в Рыбинске приходилось перегружать на суда с мелкой осадкой -"зарыбенские суда". Таким образом, Рыбинск превратился в важнейший перевалочный пункт.
В маклерских книгах города Ростова конца XVIII – начала XIX вв. отложились договора и контракты по постройке и снаряжению барок, предназначенных для поставки провианта. Так, 12 января 1804 г. рыбинский купец Михайло Павлов Замараев заключил договор с поверенным графа В.Г. Орлова, с его крестьянином, Василием Ивановым Марининым. Документ составлен от имени Замараева. В тексте его фамилия звучит и как «Замораев».
Рыбинский купец обязался купить для Маринина в городе Ветлуге «лучшего разбору крышешной рогожи» счетом 100 000, также «ценовки» 10 000. Количество их в договоре указано прописью. Покупка данных товаров в Ветлуге не случайна. В конце XVIII - первой половине XIX вв. все большее распространение в деревнях средне Волжского региона получили различные крестьянские лесные промыслы, в том числе –изготовление драниц и теса, канатов, веревок, конской упряжи, саней, телег, речное судостроение (барки, дощаники, паромы и лодки), мочальное производство, ткачество циновок, рогож и кулей. Крестьяне Казанской, Вятской и Нижегородской губерний постоянно вынуждены были обращаться к рынку, главным образом из-за того, что им необходимы были деньги на своевременную выплату казенных податей и оброчных платежей, Помимо продуктов своего крестьянского земледелия и огородничества они сбывали приезжим и деревенским скупщикам в уездных и губернских городах продукцию своих лесных промыслов: рогожи, циновки, мочала, веревки, деготь и др.
Данные укрывные материалы предназначались для того, чтобы накрыть в барках казенный хлеб, который ожидался поставкой в 1804 г. в Рыбинск «по вскрытии воды в вешнее время».
Эту покупку Михайло Замараев должен был производить по средней цене, то есть не превышающей «против прочих покупающих в вышеозначенном месте». При покупке оговоренного количества рогож в Ветлуге, он обязывался в зимнее время перевести товар на реку Унжу, на пристань, а с пристани, просушив эти рогожи и циновки, погрузить их в барку, вместе с собственными товарами, не делая никакого отличия. И, затем, доставить до Рыбинска.
Перевозка рогож и циновок, приобретенных Замараевым для Маринина из Ветлуги в Рыбинск, включавшая различные принадлежности, как то: барку, провоз, рабочих людей для барки, осуществлялась за на счет последнего. По доставке в Рыбинск Замараев передавал товары Маринину или его доверенному лицу.
По договору, Замараев был обязан вести строгий учет всем своим действиям и предоставить Маринину верный отчет: «…сколько всего будет употреблено на покупку и доставку такового количества рогож денег… и почем стоить будет каждая тысяча рогож». С каждого рубля из капитала, задействованного в данной торговой операции Замараев получал по 10 копеек. При заключении договора он получил от Маринина 6000 рублей и должен был получить еще: в марте того же 1804 г. 10 числа - 2000 рублей и последнюю выплату- в Рыбинске, по исправной поставке и по отдаче рогож. Все суммы в тексте указаны прописью.
В условиях также прописано, что поскольку Замараев закупал в Ветлуге рогожи и сам для себя, то при нагрузке как собственных рогож, так и рогож Маринина, он был обязан разделить их по равной части всех сортов. По приходу же барок в Рыбинск Замараев должен был отдать Маринину любую барку, какую тот пожелает взять. Таким образом, Маринин постарался уравнять ответственность рыбинского купца за товары: как за свои собственные, так и купленные по настоящему договору.
12 января 1804 г. договор был представлен обоими сторонами в Ростове и в маклерскую книгу его, под №2, записал маклер Алексей Привалов. И Замораев, и Маринин подписали договор собственноручно, то есть были грамотными. Под текстом договора в маклерской книге ниже следует приписка другим подчерком: «Подлинный договор рыбинский купец Михайло Павлов Замораев явил и расписался». Таким образом у Маринина осталась копия договора.
В тот же день, 12 января, крестьянин Василий Иванов Маринин, выступающий как поверенный графа В.Г. Орлова, заключил договор с рыбинским посадским Иваном Даниловым Сыроежиным. Документ составлен от имени Сыроежина. Посадский подрядился поставить Маринину в том же 1804 г., весной, по вскрытии воды, различных барочных деревянных припасов, в количестве на 150, а если понадобится Маринину, то и до 200 барок, предназначавшихся к нагрузке на них казенного хлеба. Количество барок в тексте указано прописью.
Снаряжение барок Сыроежину следовало производить таким же образом, как снабжались подобными барочными деревянными припасами прочие казенные и купеческие барки от разных торгующих в Рыбинске купцов, посадских и крестьян. Доставку следовало осуществлять, не причиняя во время отправления ни малейшей остановки.
За полный барочный припас рыбинский посадский условился получить с Маринина по 8 рублей с каждой барки. Все суммы в тексте указаны прописью. При заключении договора в задаток он получил 700 рублей. Остальные, причитавшиеся ему деньги Сыроежин должен был получить по исправной поставке припасов. При недопоставке оговоренного количества припасов Маринин волен был купить их за счет поставщика. Ниже в договоре стоят собственноручные подписи сторон. Поручителем за рыбинского посадского Ивана Данилова Сыроежина выступил рыбинский же купец Михайло Павлов Замораев. Под договором стоит его подпись.
В тот же день рассмотренный договор от рыбинского посадского Ивана Данилова Сыроежина и Ростовского уезда, села Поречья, крестьянина Василия Иванова Маринина был представлен в Ростове «у маклерских дел» и записан в маклерскую книгу под №3 маклером Алексеем Приваловым.
В течение двадцатых чисел марта 1804 г. крестьяне графа В.Г. Орлова, села Поречья-Рыбного - Василий Маринин и Василий Самойлов заключили пять договоров с крестьянами разных селений на постройку и поставку барок к Рыбинску. Рассмотрим их.
24 марта 1804 г. крестьяне разных деревень вотчины графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, Ярославской губернии, Мышкинской округи, заключили договор с Василием Ивановым Марининым и Василием Федоровым Самойловым. В документе поречские крестьяне представлены, как поверенные поставщика провианта Государственной военной коллегии по провиантской экспедиции - графа Владимира Григорьевича Орлова. Договор составлен от имен крестьян графа А.И. Мусина-Пушкина.
Из условий договора следует, что упомянутые крестьяне подрядились в казенное провиантское ведомство, поставить из собственного господского елового и соснового леса барки. Ниже следует роспись: в какой деревне, у кого именно, сколько барок и по какой цене покупается. Сколько дано продавцам барок в задаток. Например, «…куплены, деревни Куябина у Ивана Власова три барки ценою по 200 рублей за барку. А задатку дано по 75 рублей. У Егора Мартынова куплена барка, цена 200 рублей». Всего, в тексте документа упомянуто шесть деревень, а именно: Куябино и Починка, Чернышово и Сумино, Переметка и Федосьино. Барки продали 17 крестьян, у половины из них, кроме имени и отчества, указаны фамилии. Некоторые из крестьян продали по две барки. Цена одной барки колеблется от 187 до 200 рублей.
Таким образом, Маринин и Самойлов купили 23 барки на следующих условиях: чтобы каждая барка была мерой в длину, «от пыжа до пыжа», не менее 17 саженей (36 м. 21 см), в ширину как есть; чтобы в ней имелось по 20 железных гвоздей, костылей и по 1000 скоб; чтобы барки были хорошо проконопачены паклей. Поставку упомянутых барок их продавцам непременно нужно было осуществить к 1 мая, к городу Рыбинску, «на пристани или где приказано будет». Причем, в таком виде, чтобы каждая барка была к грузу годная и благонадежная.
Об оплате стороны договорились следующим образом: при заключении договора в задаток было выдано по 75 рублей за каждую барку. Остальные деньги - при доставке барок в Рыбинск.
При нарушении крестьянами сроков поставки исправных барок в Рыбинск Маринин и Самойлов могли купить означенные барки за их счет в Рыбинске на пристани у других продавцов.
Ниже в тексте документа следует, что казенные пошлины и за клейма должны были платить сами продавцы барок, чтобы получить так называемые «чистые билеты» об уплате упомянутых сборов. Также они поручились друг за друга соблюдать договор «свято и нерушимо». Все упомянутые в документе крестьяне графа Мусина-Пушкина были неграмотны. Поэтому, вместо них и по их прошению, договор подписал крестьянин той же вотчины Петр Семенов.
25 марта 1804 г. Василием Ивановым Марининым и Василием Федоровым Самойловым был заключен договор с экономическими крестьянами разных деревень Ярославской губернии, Моложской округи, Верейского волостного правления, Покровской и Семеновской волости. Последние также порядились поставить барки.
В тексте упомянуты одно село - Баиловское и 14 деревень: Игнатово и Глинки, Городище и Иваново, Яковлево и Давыдовское (дважды), Михеево и Соколово, Гаврилово и Инеинино, Коросля и Глинино, Торонково и Скоросня. А также указаны имена 20 крестьян, половина из которых – с фамилиями. Цена за одну барку в подавляющем большинстве - 185 рублей. Аналогично предыдущему договору ниже указаны условия по габаритам барки, оснастка железными скобами, прокономачивание и смоление. Сроки поставки благонадежных барок в Рыбинск указаны к 9 мая. При заключении договора крестьяне получили задаток - по 75 рублей на каждую барку. Остальные деньги ожидались ими при доставке барок в Рыбинск. Точно также, по условиям соглашения, крестьяне несли ответственность за свой счет за срыв поставки, оплачивали сами казенные пошлины и за клейма.
Договор вместо крестьян, поставщиков барок, по их неграмотности и по их просьбе подписал крестьянин той же вотчины Петр Федоров.
Аналогичный по условиям договор о поставке барок заключили 26 марта 1804 г с Марининым и Самойловым экономические крестьяне Ярославской губернии Мологской округи, Покровской волости, Веретейского волостного правления. В тексте упомянуто пять крестьян трех деревень: Торонково, Яковлевское (дважды) и Строково, подрядившихся поставить 5 барок по цене от 180 до 195 рублей за барку. Им также был выдан задаток в 75 рублей за судно. Сроки поставки барок в Рыбинск те же - к 9 мая. За неграмотных крестьян документ вновь подписал вышеупомянутый Петр Федоров.
28 марта 1804 г. с Марининым и Самойловым договор заключили крестьяне разных деревень Ярославской губернии Мологского уезда Брейтовской вотчины генерала Василия Николаевича Зиновьева. О постройке 7 барок ценой за каждую по 190 рублей. Деревни в тексте не указаны, имена крестьян без фамилий. С получением задатка по 75 рублей за барку и поставке их в Рыбинск.
Вторая часть этого договора касается других крестьян той же вотчины, подрядившихся построить барки и поставить их в Рыбинск. Здесь упомянуты имена шести крестьян половина из которых имеет фамилии, из села Черкасово, деревни Заручье, Воронец, Муравлево. Еще 7 барок, по цене одной барки от 180 до 190 рублей. Всего по договору 14 барок.
Из упомянутых в первой части документа крестьян договор смог подписать только Нестор Тимофеев. За остальных, по их неграмотности расписался он же. Из крестьян, указанных во 2-й части договора, его смогли подписать двое: Иван Петров и Павел Иванов.
Наконец, 29 марта 1804 г. Марининым и Самойловым был заключен договор о постройке барок с еще одной группой крестьян того же генерала Зиновьева, из села Брейтова с деревнями. В тексте упомянуты имена четырех крестьян из села Черкасово, деревень Заручье и Бренково, на 5 барок по цене от 180 до 190 рублей. Сроки поставки в Рыбинск – к 9 мая. При заключении договора крестьяне получили задаток: трое по 50 рублей на барку, а четвертый - 100 рублей. Договор вместо крестьян «за неумением их грамоте и писать», по их прошению, подписал той же вотчины села Черкасова крестьянин Фома Максимов.
Ниже в маклерской книге указывается, что 30 марта 1804 г. вышерассмотренные, подлинные пять договоров от Василия Иванова Маринина и Василия Федорова Самойлова были явлены в Ростове у маклерских дел. В маклерскую книгу эти договора под №№ 104-108 записаны маклером Алексеем Приваловым. Еще ниже, другим почерком и более темными чернилами, следует подпись: «Подленны пять договоров означенным поверенным Василью Маринину и Василию ж Самойлову вольноотпущенный человек Иван Ларионов для отдачи означенным поверенным взял и расписалса».
Таким образом, предметами рассмотренных выше договоров между поверенными графа В.Г. Орлова Василием Марининым и Василием Самойловым с рыбинскими купцом и посадским, крестьянами 38 селений Мологского уезда Ярославской губернии являлись: постройка барок для поставки провианта в военное ведомство, снаряжение барок лодочным припасом, а также рогожами и циновками для укрытия перевозимого провианта.
Всего, по пяти договорам насчитывается 67 барок для постройки и доставки в Рыбинск, 59 крестьян из 3 сел и 35 деревень. При средней цене в 185 рублей за барку Маринин и Самойлов должны были потратить 12 395 рублей, из которых они выдали задаток 5025 рублей. В своем подавляющем большинстве крестьяне-поставщики барок были неграмотными.
Литература и источники:
Кадыкова Г.Н. Государственные марийские крестьяне Среднего Поволжья в конце XVIII - первой половине XIX веков.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. Чебоксары, 2006.
Милов Л.В., Цимбаев Н.И. История России XVIII-XIX веков / Под ред. Л.В. Милова. М., 2006.
Морозов А.Г. Торговое земледелие крестьян Центрального Нечерноземья в конце XVIII – первой половине XIX вв. (По материалам Ростовского огородничества): дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. Иваново, 2009.
И.И. Рыкунова, А.Н. Рыкунов, Л.М. Иванов. Тысячелетия вокруг устья Шексны. Рыбинск, 2004.
Рыбинск. Документы и материалы по истории города. Ярославль, 1980.
РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 534. Д. 544. Д. 679. Д. 820.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3357. Маклерская книга за 1803-1805 годы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

О достоверности воспоминаний

Попалось в сети, заинтересовало "ростовской" темой - см. ниже цитата. А сначала - мои рассуждения насчет цитаты. Нельзя со вс...