суббота, 18 марта 2017 г.

О завещании ростовского купца, занимавшегося кузнечным промыслом, 1795 г.

Плахов Лавр. «Кузница». 1845 г. Холст, масло. 65х53 см. Государственный Русский музей

В маклерских книгах города Ростова конца XVIII – начала XIX в. периодически встречаются завещания представителей разных сословий. Рассмотрим завещание, составленное 12 сентября 1795 г. ростовским купцом Алексеем Семеновым Рыкуниным. В начале текста следует общепринятая в документе такого рода формулировка, имевшая вариации: «…будучи в совершенном разуме и памяти, но чувствуя в здоровье слабость».
По сути, в завещании Алексей Семенов отделил большего или старшего своего сына Ивана от семейства. В документе можно выделить основной раздел, раскрывающий, чем отец «наградил» Ивана при отделении. Из всего нажитого и приобретённого, разного в доме, и в кузнице, и в лавке движимого имения старший сын награждался третьей частью. Перечислено, в чем именно состояла упомянутая часть. Из хрустальной и оловянной, деревянной и медной посуды, из разного хлеба и муки ржаной и пшеничной, круп гречневой и овсяной, пшена, гороха, мыла, масла постного и коровьего, подковных гвоздей, угля и полостного железа 108 пудов, 27 фунтов, листового железа – 8 пудов 13 фунтов и всякого кузнечного инструмента. Разного товара на 47 руб. 32 коп. Кроме того, в рассматриваемое награждение входили и долги: по счету 82 руб. Из наличных денег Ивану следовала половина. Денег ассигнациями 25 руб. Серебреных – 16 руб. Все цифры в завещании указаны прописью. Сверх того, Ивану полагалось получить за угольник, важная часть настольного оборудования, 2 руб. За амбар – 1 руб. 50 коп. Скорее всего, третья часть его стоимости. За домовое деревянное строение и за придомовую, дворовую и огородную землю – 30 руб. В заключении перечисленного следовала формулировка, что «…вся оная третья часть имения от меня сыну отдана сполна».
Далее в документе излагается, как купец распорядился остальными двумя частями своего имения. Из них одну часть Алексей Семенов оставил на пропитание себе по смерть, вместе с кузницей. Другая, последняя часть отходила «меньшому», то есть младшему сыну Федору.
Затем следует распространенная в завещаниях формулировка с наставлением, чтобы отделенный, здесь - старший сын, как при жизни завещателя и после его смерти передела имущества от брата и наследников его не просил, не искал, не требовал. Жил и довольствовался тем, что получил. Кузнечный промысел и пропитание Ивану предстояло иметь своим семейством. Алексей Семенов со своей третьей частью оставался жить в своем доме, с младшим сыном Федором. С ним завещатель собирался в дальнейшем заниматься кузнечным промыслом и вести дела в лавке. Младший сын должен был кормить и поить завещателя-отца по его смерть. А по смерти - предать тело земле, с надлежащим церковным порядком. Поэтому, все движимое и недвижимое имение, что оставалось бы после смерти Алексея Семенова, отходило Федору «без остатку». Ивану же, как сформулировано в завещании: «…как до лавочного товару, как и до кузницы моей и до инструменту и дому, также и земли, дела уже нет. И вооное ныне и впредь ни во что не входить и не вступаться». В ином случае Алексей Семенов не давал ему родительского благословения.
«Завещательное письмо» вместо неграмотного Алексея Семенова Рыкунина, по его прошению, документ подписали священник церкви Толгской Пресвятой Богородицы Алексей Иванов. При составлении завещания присутствовали ростовский купец Яков Никитин Толоконников и ростовский купеческий сын Михайло Иванов Маскалев, поставившие свои подписи как свидетели. С записью завещания в маклерскую книгу, с условием, что документ будет храниться у младшего сына Федора. 15 сентября завещание было записано под №10 в маклерскую книгу города Ростова маклером Алексеем Приваловым.
Таком образом, рассмотренный документ – завещание купца, занимавшегося в городе Ростове кузнечным промыслом, решившего в конце жизни отделить старшего сына. Исходя из трех частей имущества завещателя, следует, что домовое и дворовое строение с земельным, огородным участком у Алексея Семенова, в целом, стоили около 100 руб. А имевшихся в семье наличных денег было всего около 80 руб. Помимо кузницы, инструментов и материалов, Рыкунины располагали отдельной торговой лавкой, из которой реализовывался кузнечный товар. Награждение третьей частью имущества, включая и обязательства - долги, довольно справедливо. В части, отходившей старшему сыну Ивану, перечислены сведения о характере бытовых, домашних предметов, съестных припасов и кузнечных материалов. Отметим также, что в маклерских книгах этого периода нередко встречаются трудовые договоры нанимавшихся работать в кузницу Рыкуниных посадских и крестьян, заключавшиеся на один год.
Источник:
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3103.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

публикация

89ж8ж