среда, 3 августа 2016 г.

О поставке ростовскими крестьянами в Петербург красной Уральской рыбы в начале XIX в.



В начале главы II своих воспоминаний крестьянин Александр Яковлевич Артынов пишет: «О моём рождении, кроме метрики, между перепискою моего отца с разными лицами сохранилось одно письмо, присланное ему из Саратова прикащиком Ростовского купца Василья Михайловича Хлебникова, крестьянином села Угодич Николаем Ивановичем Вьюшиным-Паниным. Он был рыбный коммиссионер моего отца». Ниже он рассказывает, что «Отец ежегодно выезжал на ярмарку в Тихвин, которая бывала одновременно с Ростовской, торговал там свежей Уральской рыбой, соленой Саратовской и огородными семенами…».
В маклерской книге города Ростова за 1803-1805 гг. мне встретился документ, который отчасти является подтверждением воспоминаний А.Я. Артынова. Итак, 12 марта 1804 г. в маклерскую книгу был внесен договор, составленный от имени крестьянина Тверского уезда, вотчины коллежской асессорши Елены Глазовой деревни Байкова Федора Алексеева с товарищами. Фамилия не указана. Федор Алексеев учинил договор с крестьянином Ростовской округи, вотчины Ее Сиятельства, вдовствующей генеральши княгини Катерины Алексеевны Голицыной села Угодич - Михаилом Михайловым Щаповым. Суть договора в том, что Федор Алексеев подрядился со своими товарищами отвезти от Ростова до Санкт-Петербурга его, Щапова, багряной свежей рыбы осетра и белуги. Указаны количество подвод, вес и цена провоза рыбы до Питера за пуд. Всего на восемнадцати подводах, весом четыреста двенадцать пудов и пять фунтов, ценою по рублю по пяти копеек за каждый пуд.
Одним из условий договора являлась безостановочная доставка товара в Петербург. Оговаривалось, что если по наступающей ныне вешнему времени зимний путь испортится, то Федору Алексееву с товарищами данный рыбный товар доставить в Санкт-Петербург на телегах, чтобы не причинить Щапову никакого убытка. То есть, чтобы рыба в пути не испортилась.
В договоре указаны также место сдачи товара в Петербурге – мытный двор, а также лицо, которое примет товар - ростовец Николай Иванов Вьюшин. Очевидно, тот самый крестьянин села Угодичи Николай Иванович Вьюшин-Панин, упомянутый А.Я. Артыновым в своих воспоминаниях.
В число договорной платы при написании договора Федор Алексеев получил в задаток 200 рублей. Остальные деньги он должен был получить в Петербурге по доставке товара. Здесь же указываются сроки доставки товара из Ростова в Питер: по зимнему пути - пятнадцать дней, а телегами в восемнадцать дней.
Подписи под договором, вместо крестьян Федора Алексеева с товарищами по их прошению «за неумением их грамоте и писать» поставил ростовский посадский Иван Иванов.
В тот же день 12 марта 1804 г. договор от крестьянина Михаила Михайлова Щапова был в Ростове у маклерских дел явлен и в книгу под №56 записан маклером Алексеем Приваловым. Ниже другим почерком и более темными чернилами есть помета, что «Явленный договор означенного села Угодич крестьянин Иван Истомин взял и расписался». То есть, ростовский крестьянин в отличие от перевозчиков его товара был грамотным.
Отметим также, что торговлей красной рыбой и поставкой ее в Петербург занимались крестьяне и других ростовских сел. Несколько ранее, 2 марта 1804 г. в маклерскую книгу Ростова был внесён договор, составленный от имени ямщиков Новгородского уезда, Лишадского(?) Яма - Ефима Петрова и Леонтия Ермолова.
Упомянутые ямщики, будучи в Ростове, подрядились к ростовскому крестьянину из казенной деревни Левиной Горы Григорию Якимову Анбарову, доставить от Ростова в Санкт-Петербург его товар. Таким товаром оказалась Уральская багряная краснаярыба - осетр, белуга и севрюга. Также указано ее количество: тринадцать подвод, всего 175 рыб, весом 274 пудов.
Типичное условие для подобных договоров перевозок товара: указывались сроки доставки, здесь - к 17 марта «во всей целости». Ямщики всецело отвечали за товар во время перевозки. При утрате груза они, по условиям договора, были обязаны заплатить Анбарову деньги по Санкт-Петербургской цене без всяких отговорок.
Ниже оговаривалась оплата: «А за оной извоз получить нам с него Анбарова за каждый пуд по девяносту копеек». Здесь же есть дополнение, подобное предыдущему договору, что если по вешнему времени санный путь испортится, то рыбу хотя и на телегах а доставить в Санкт-Петербург в те же сроки. При срыве поставки в указанный срок сумма оплаты становилась меньшей: за каждый пуд по восьмидесяти копеек.
Договор, за упомянутых ямщиков, «за неумением их грамоте и писать, по их прошению», подписал того же Яма ямщик Василий Андреев. В тот же день, 2 марта 1804 г. рассмотренный договор был представлен в Ростове от ямщиков у маклерских дел и записан в книгу под №50 маклером Алексеем Приваловым.
Таким образом, предметами оптовой торговли ростовских крестьян помимо семян и овощей были и другие разнообразные товары. В число их входила, как мы видим, красная Уральская рыба. Масштабы оптовой торговли состоятельных крестьян были сопоставимы с купеческими. Некоторыми из них торговля осуществлялась через собственные конторы со штатом приказчиков, комиссионеров. Воспоминания А.Я. Артынова о Николае Ивановиче Вьюшине - рыбном комиссионере его отца, нашли свое документальное подтверждение. Договора и контракты маклерских книг города Ростова уже второй раз свидетельствуют о достоверности его воспоминаний. Отмечу, что ранее был обнаружен контракт об устройстве часов на колокольне села Поречья-Рыбного в1806 г. мастером Савостиным, о котором также вспоминал Артынов.
 Источники:
Воспоминания крестьянина села Угодичи Ярославской губернии Ростовского уезда Александра Артынова / Предисл. А.А. Титова. М., 1882. С. 14, 47.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3357. Маклерская книга за 1803-1805 годы. Л. 122, 124-124 об.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Борисоглебский музей, дом крестьянина Елкина 12 августа 2017.

12 августа сего года, в день празднования дня поселка Борисоглебский, в музее - доме крестьянина Елкина прошли мастер классы для дете...